59-й фестиваль «На родине Чайковского» открыли Константин Хабенский и Юрий Башмет

8 апреля 2016
0

Формально фестиваль открылся еще 1 апреля в Воткинске, но импульс крупного и важного явления ему задало выступление артистов, своим трудом и талантом во многом определяющих облик современной театральной и музыкальной культуры.

%d0%a5%d0%b0%d0%b1%d0%b5%d0%bd%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9 %d0%91%d0%b0%d1%88%d0%bc%d0%b5%d1%82 59-й фестиваль «На родине Чайковского» открыли Константин Хабенский и Юрий Башмет

Жажда чуда

Без остатка распроданные билеты. Возбужденный гул голосов в зале. Кажется, что зрители «настраиваются» перед концертом так же, как оркестранты. Официальные слова о начале фестиваля произносятся быстро. И вот на сцену выходят музыканты камерного оркестра «Солисты Москвы» и следом – Константин Хабенский и Юрий Башмет. Хабенский достает из кармана брюк сотовый телефон, отключает его, показывает залу – мол, делай как я, - и тут же вступают скрипки. Литературно-музыкальная композиция соединяет отрывки из пьесы Альбера Камю «Калигула» и пьесу Франца Шуберта «Смерть и девушка» в переложении Густава Малера.

В отличие от большинства литературно-музыкальных спектаклей, где актеры читают художественный текст, а в паузах оркестр играет что-то «тематическое», здесь музыка и слова звучат одновременно, поддерживая друг друга. Струнные и голос разыгрывают вдохновенную и страшную поэму рождения и крушения мечты. Хабенский-Калигула кажется то смертельно уставшим, то пылающим изнутри. Жалеющим людей и циничным. Музыка поднимает текст, усиливает его так, что кажется, - она была написана специально для него. Мелькающие над струнами вразнобой смычки становятся воплощением мыслей Калигулы, терзающих, перепиливающих его нервы. А фразы пьесы ложатся в музыкальные строфы так естественно, так совпадают по ритму и нерву, что в какой-то момент появляется иллюзия, будто Хабенский не говорит, а поет.

Композиция, которую увидели ижевчане, появилась в 2011 году, а до этого десять лет, с 1998-го по 2008-й, Константин Хабенский играл Калигулу - императора, болезненно одержимого жаждой свободы и чуда - в постановке питерского театра им. Ленсовета.

Интонация сегодняшнего дня

За полчаса до начала спектакля в ДК «Аксион» актер и музыкант отвечали на вопросы журналистов.

— Константин Юрьевич, почему вы решили вернуться именно к этому тексту Камю спустя несколько лет после того, как перестали играть спектакль?

К. Хабенский: - Не было такого, что в какой-то момент мы подумали, будто текст утратил актуальность. Просто Калигуле 28 лет, и мне казалось неудобным продолжать играть его, когда мне самому на десять лет больше. Та энергия бунта, которая естественна в молодом человеке, кажется неубедительной в мужчине под 40. Но когда мы закрыли постановку, мысли о «Калигуле» все равно будоражили меня.

Дело в том, что осмысление и понимание многих реплик в этой пьесе пришло к нам, артистам, на девятый или десятый год работы в этом спектакле – то есть под самый занавес его истории. В какой-то момент Юрий Башмет предложил мне послушать фрагмент из квартета Шуберта «Смерть и девушка», а я предложил совместить его с отрывком из пьесы «Калигула». Сначала это казалось наглой попыткой совместить практически несовместимое. Но мы начали репетировать и обнаружили, что музыкальный нерв и музыкальные интонации позволяют некоторые слова из пьесы Камю приложить к Шуберту. Мы попробовали сыграть сначала десять минут на большую аудиторию.

Это произвело шок, мы поняли, что мы идем в правильном направлении. Так что наша совместная композиция – это продолжение размышления по поводу и этого персонажа, и этой темы, и этой пьесы. Оно не прекращается: понимание и текста, и музыки с 2011 года, со дня премьеры, достаточно сильно изменились.

Ю. Башмет: - Я с удовольствием слушаю импровизации Константина. Он всегда по-разному читает этот текст, и мы всегда играем по-разному (мы можем позволить себе эту свободу, поскольку Константин прекрасно знает эту музыку и очень музыкален, поэтому у нас паузы и динамика совпадают). И с новым для нас залом, с вашей публикой это будет иначе, чем с публикой в другом городе.

Можно не кривя душой сказать, что ижевский концерт – единственный в своем роде. Скелет спектакля у нас есть, но плоть на него наращивается каждый раз новая. Слово и музыка – это ведь очень живые энергии. Невозможно повторить одну интонацию дважды, невозможно выдержать паузу в точно таком же состоянии, как на предыдущем спектакле, – и интонация, и пауза окажутся именно такими, какими подготовят их десятки составляющих: взаимоотношение актера с текстом, оркестра - с музыкой, нас всех – с залом.

И эта интонация или пауза перейдут в следующий звук, который окажется таким же особенным, невозможным к точному повторению, а потом в следующий. И все в зале, я могу повторить, являются участниками нашей импровизации – свидетелями того, как рождается слово и звук во времени. Именно поэтому – чтобы присоединиться к единственному исполнению, которое никогда больше не повторится в таком уникальном виде – люди и ходят на концерты и спектакли, не довольствуясь записями на дисках.

Задача – не испортить фестиваль

— «Калигула» - текст на редкость прямой, несмотря на метафоричность. Он говорит о природе власти и покорности, о страхе и свободе, о любви и одиночестве. Какие фразы из пьесы Альбера Камю, на ваш взгляд, сейчас важно произносить вслух и громко?

К. Хабенский: - Они меняются, слава богу, как и наша жизнь, как все, что происходит вокруг нас. Какие-то становятся менее актуальны, какие-то более значимы для меня сегодня. Еще это зависит от восприятия зрительного зала: какие слова он услышит как самые главные.

— Пишут, что в юности вы пытались подзаработать как уличный музыкант.

К. Хабенский: - Ну, это кто-то пишет, не я. Если человек немного играет на гитаре, это еще не значит, что он уличный музыкант. Называться музыкантом еще надо заслужить. Я бренчал немножко, да. Репертуар? Все, что мы с друзьями слышали – пели. Все наши любимые песни.

— Насколько вам, драматическому актеру, важна музыка на сцене?

— Если она помогает – дыханию, настроению, мысли, то она важна. Без нее невозможно.

— Вы открываете программу фестиваля «На родине Чайковского». Есть ли у вас какие-то особенные ощущения по этому поводу?

К.Хабенский: - Поскольку я в первый раз в этом городе…

— Как минимум второй: несколько лет назад вы презентовали у нас фильм «Особо опасен».

К. Хабенский: - Видимо, это была такая карусель презентаций и пресс-конференций, что детали и названия городов вылетели у меня из головы. Хорошо, уточню: впервые здесь с чем-то серьезным. И, конечно, мне интересно, какие здесь зрители. А по поводу ощущений – меня спрашивают часто, что я чувствую по поводу того, что служу в МХТ имени Чехова. Есть ли груз ответственности перед теми артистами, кто раньше выходил на эту великую сцену, или что-то подобное. Ерунда это, честное слово. Ничего специального по таким поводам я не чувствую. Я прихожу и работаю. Если я буду чувствовать давление тех, кто стоял на этой сцене до меня, я ничего не смогу сделать. И в Ижевск мы приехали честно отработать. Попробовать не испортить этот фестиваль.

Карнавал

Насколько драматичным было первое отделение концерта, настолько легким, радостным, полным восхитительного шутовства оказалось второе. Звучала пародийно-юмористическая сюита «Карнавал животных» Камиля Сен-Санса – череда острохарактерных музыкальных зарисовок, стихотворные эпиграфы к которым перевел, а вернее сказать, написал заново Дмитрий Быков.

Эпиграфы эти Хабенский читал, смакуя сатирические строки. И если Башмет вышел на сцену под четверостишье о королевском марше льва, то зрители узнавали себя в курах, петухах, ослах и антилопах. В знаменитой пьесе «Лебедь», написанной для виолончели, солировал сам Башмет – разумеется, на альте.

К финалу «Карнавала» на сцене начался настоящий артистический капустник. Башмет и Хабенский играли в четыре руки с двумя пианистами ансамбля (Хабенский отнекивался, что играть не умеет, и отбивал ритм на черном рояльном боку). Артист обежал весь оркестр, делая шуточное селфи с каждым из музыкантов. И под занавес, ставя восклицательный знак этого праздника, Башмет и Хабенский вместе продирижировали оркестром, держась за руки.


Кстати:

Ежегодный музыкальный фестиваль «На родине Чайковского» проводится при поддержке Правительства Удмуртской Республики и главы региона Александра Соловьева.


Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Жители Удмуртии смогут принять участие в конкурсе «Права человека – 2019»
3 июля
Творческое состязание проводят Уполномоченный по правам человека в Удмуртской Республике и Союз журна...
Память, облачённая в сталь
1 июля
**22 июня, в День памяти и скорби, жители села Кигбаево собрались у обновлённого мемориала землякам, ...
Театр списали на слом, но…
28 июня
Сделан конкретный шаг к строительству Культурного центра имени Короленко...
Священная земля
27 июня
Удмуртия присоединилась к военно-патриотической акции «Горсть памяти»...

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут