Андрей Звягинцев: «Кино надо смотреть в кинотеатрах!»

7 декабря 2012
0

Каннский лауреат собрал на свой единственный показ самый большой зал в городе

P1410979 Андрей Звягинцев: «Кино надо смотреть в кинотеатрах!»

5 декабря кульминацией фестиваля некоммерческого кино «9 фильмов» стал визит в Ижевск Андрея Звягинцева – одного из самых известных в мире российских режиссеров, обладателя каннского Золотого Льва и спецприза этого же престижного кинофестиваля.

Звягинцев представил свой последний на сегодняшний день фильм «Елена», провел мастер-класс для начинающих кинематографистов города и встречи со зрителями. Официальное обсуждение фильма «Елена» состоялось сразу после сеанса в кинотеатре «Россия», где показ собрал полный зал (самый большой зал в городе, нужно сказать). Режиссер отвечал на вопросы зрителей больше часа, а когда администрация кинотеатра попросила завершать дискуссию, поскольку по расписанию должен был начаться следующий фильм, режиссер и киноманы просто перебрались в фойе. И почти до полуночи в холле ижевского кинотеатра каннский лауреат разговаривал и разговаривал с ижевчанами, обступившими его кружком и не желавшими отпускать его.

Звягинцев был удивлен, что «Елена» не шла раньше в Ижевске в кинопрокате. Нам, впрочем, удивляться не приходится – в нашем городе не демонстрируются на экране многие фильмы, доступные кинозрителям Москвы, Петербурга и многих других городов. - - Но я подозреваю, что многие фильм уже видели, и даже представляю, на каких носителях. На торренте лежит очень качественная копия. Наш звукорежиссер сказал, что там все отлично – и картинка, и звук. А вообще, в нашей стране только это и остается: самому автору рекламировать пиратские ресурсы. В кинотеатрах же идет то, что выбирают кинопрокатчики и директора кинотеатров, которые потакают вкусам зрителей 14-25 лет, ждущих от кинематографа только развлечения. Но если ситуация не изменится, мы потеряем кинематограф как искусство. Ничего плохого в развлекательном кино нет, но не может же быть только это! А фильмы все же надо смотреть на киноэкране – они для того и делаются. Тем более в случае с «Еленой» эффект от показа в кинотеатре особый: мы сначала сняли фильм на пленку 36 мм, а потом перевели в цифровой формат, и получили потрясающие изображение и звук. Весь звук в «Елене» - со съемочной площадки. В России так пока не снимают, хотя для атмосферы фильма это оказывается чрезвычайно важно. - - «Елену» упрекали в том, что она может стать руководством к действию для людей, ищущих выход из сложной ситуации: убей обеспеченного человека так, чтобы это было не похоже на убийство – и все проблемы разрешатся. И даже схема «идеального убийства» наглядна показана. - - Я, может быть, опасную вещь скажу, но… тот, кто готов к подобным действиям, сделает их и без фильма. Знаете, не только человек смотрит фильм, но и фильм смотрит человека. Выявляет критически важные для него смыслы, как-то особенно его задевающие. А смерть… Смерть живет в самом человеке. На экране - просто идея об этом, заставляющая человека задуматься, определиться, где он находится в этой системе координат. Я уверен, на взрослого человека кино таким образом повлиять не может, не сделает из него убийцу. Собственно, все закладывается уже в раннем детстве: нормы, привитые в семье, книги, которые дает ребенку читать все та же семья. Даже учителя в школе имеют дело с готовым материалом, уже сформировавшимися личностями. Кино – это не воспитатель. Иначе прав будет министр культуры, говорящий, что нам нужны дидактические, воспитательные фильмы. Мы уже имели это: в СССР было много фильмов, несущих воспитательный посыл, но большой вопрос, какое общество в итоге получилось. Если рассматривать вопрос так, то получается, что реалистичное кино вообще нельзя снимать – потому что в нем бывает предательство, обман, смерть. Но кино – это не инструкция по правильному применению жизни: нужно быть добрым и хорошим, убивать нельзя, надо любить родственников и т.д. Неужели фильмы должны прямым текстом об этом говорить?! Неужели это само по себе не очевидно?! Такая постановка вопроса – это отражение тотального безумия нашего общества. - - Почему-то практически все реалистическое современное кино – о нищете быта и духа, и распаде, о деградации, о горе. Но настоящая жизнь ведь более сбалансирована – в ней и трагедии есть, и радость. Почему же так мало авторского кино о чем-то прекрасном? - - Не помудрели еще может быть, не научились это снимать. Не знаю. Дайте нам время. Наберемся опыта – будем и о светлом… - - А сейчас между авторским умным кино и мейнстримом, который ежедневно идет в кинотеатрах – совсем непреодолимая пропасть, по вашему мнению? - - Не знаю, насколько она непреодолима. Может быть, я выгляжу таким заумником, который смотрит только серьезное фестивальное кино. Совсем нет! Я с удовольствием смотрю прекрасно сделанное развлекательное кино. Оно есть, конечно. Из последнего такого – прекрасный фильм «Рассказы» режиссера Михаила Сегала (вы, возможно, видели его предыдущий фильм «Франц и Полина»). По моим ощущениям, если «Рассказы» запустить широким экраном по всей стране и сделать нашему зрителю лоботомию, чтобы он забыл все свое негативное отношение к российскому кинематографу, то люди пришли бы в залы и получили колоссальное удовольствие. Это виртуозная картина – ироничная, легкая, смешная и умная. Она реабилитирует жанр комедии в России. Четыре замечательные новеллы. Причем четвертая – настоящее эротическое кино, очень изящное, ювелирное, такое по стилю и чувству меры в России еще не делали. И вот, по моему мнению, это – настоящее зрительское кино, и может собрать хорошую кассу не только у зрелых зрителей, но и у 25-летних подростков (если публика не испугается ярлыка «российское кино»). Хотя по качеству – вполне авторское. Хотя… У нас очень вольно называют кино «авторским». Изначально авторское кино – это экспериментальные фильмы, радикальные высказывания. А у нас в категорию авторского попадает просто любое умное кино без спецэффектов и стрелялок. Я вот был совершенно уверен, что и мой первый фильм «Возвращение», и «Елена» - вполне зрительское кино. Снятое для людей, а не для фестивалей. - - Как вы относитесь к идее российского правительства обязать кинотеатры занять не менее 20 процентов сеансов российскими фильмами? Изменит это что-то в нынешней ситуации кинематографической деградации? - - Вы знаете, может быть, и изменит. Конечно, прокатчики будут возмущаться тем, что им навязывают кино, которое они не хотят брать. А они априори считают, что русское кино – это плохо. Но если так считать и дальше, то отечественного кино не будет вообще. Боюсь, у нас подобная мера будет воспринята как диктат, хотя если что-то подобное происходит в Европе, мы говорим: ах, как правильно. Во Франции после войны, когда американское кино заполонило весь мир, была введена квота на прокат иностранных фильмов. Подписал этот закон бывший тогда во Франции министром культуры Морис Дрюон. И до сих пор американцы бьются за французский рынок и не могут его «отбить». А квота работает так: с каждого проданного билета на фильм американский дистрибьюторов французы забирают часть прибыли и оставляют их в стране, и эти деньги идут на развитие французского кинематографа. Результат виден всеми миру: во французском кинематографе очень много сильных, профессиональных явлений. И публика там настроена воспринимать нормальное кино. В той же Франции «Елену» посмотрело вдвое больше зрителей, чем в России. И тема была абсолютно понятна. Собственно, изначально «Елена» должна была сниматься в Великобритании, с английскими актерами (сам сценарий был заказан британцами). А когда было решено снимать в России, диалоги практически не пришлось переписывать: история получилось абсолютно универсальной. Как будет работать подобный закон в нашей стране, я не знаю. Каким дышлом его вывернут? Подобные ограничения и запреты если и вводить, то только с большим умом, и отвечать за проект должны очень ответственные, совестливые люди. Иначе, в конце концов такой закон, как бумеранг, может ударить самим кинематографистам по голове. Если это окажутся очередные «Яйца судьбы», то российское кино это только дотопит окончательно. Было бы хорошо, если бы придумали какую-то программу по поддержке авторского кино, независимого, сложного, серьезного, заставляющего думать. Например, компенсировало бы часть стоимости билета на такие фильмы – 20 процентов, или даже 50. Тогда и у кинотеатров, возможно, появился бы интерес к прокату таких фильмов. Или – в мультиплексах на 6-7 кинозалов один зал можно было бы полностью отдать под авторское кино, чтобы с утра до вечера там шли только такие фильмы. И новые, и ретроспективные показы. И там точно будет аудитория: она потихонечку образуется, привыкнет к мысли, что вот здесь всегда можно посмотреть стоящее кино. Люди, которые готовы смотреть такие фильмы, есть. Просто сейчас они в таком информационном вакууме, что даже не знают многих кинематографических имен, знакомство с которыми им бы точно оказалось в радость. А публику надо воспитывать! - - Вы вырвались в Ижевск буквально на один день, потому что работаете над новым фильмом… - - Да, в июле мы запустились с новым проектом – 4 месяца искали натуру и писали сценарий. Место действия – один из умирающих российских городков. Таких много в стране, на самом деле. Это современная история с рабочим названием «Левиафан». В ней будет 19 главных действующих лиц, и мы вот-вот начнем актерские кастинги. В том числе надо будет найти гениального мальчика 12-14 лет, а это очень, очень сложно. Это такой шаблон, что ребенка переиграть невозможно, что все дети талантливы. На самом деле – один из многих тысяч. Когда я готовился снимать «Возвращение», я понимал, что мне нужны два гениальных подростка. Не один гениальный, а второго можно и поплоше – а вот именно два невероятно сильных исполнителя. И я знал, что если их двоих не найду, то вообще это кино не буду снимать. А следующий проект, я надеюсь, будет о реальной исторической личности, человеке, причисленном к лику святых, дружиннике князей Бориса и Глеба – единственном, кто спасся после их убийства. Его судьба описана в летописях, которые мы обнаружили в Киево-Печерской лавре. Время действия нашей истории – 1015 год. Деревянная Киевская Русь. Бюджет у фильма немаленький – примерно 15 миллионов долларов. Для сравнения, «Возвращение» мы сняли за 400 тысяч долларов, «Елену» - за 2, 5 миллиона. Деньги на проект найти сложно, потому что в связи с тотальной коммерциализацией искусства у большинства продюсеров совсем другие приоритеты. Но, возможно, этот проект будет поддержан государством, потому что сама тема лежит в том русле, которое сейчас вроде бы поддерживается. - - Можете ли дать совет людям, любящим кинематограф? - - Страна, выключай телевизор!

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Жители Удмуртии смогут принять участие в конкурсе «Права человека – 2019»
3 июля
Творческое состязание проводят Уполномоченный по правам человека в Удмуртской Республике и Союз журна...
Память, облачённая в сталь
1 июля
**22 июня, в День памяти и скорби, жители села Кигбаево собрались у обновлённого мемориала землякам, ...
Театр списали на слом, но…
28 июня
Сделан конкретный шаг к строительству Культурного центра имени Короленко...
Священная земля
27 июня
Удмуртия присоединилась к военно-патриотической акции «Горсть памяти»...

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут