Чтобы в энергетике был порядок

11 сентября 2015
0

Валентин Андреевич Турманов входит в число тех людей, которые в буквальном смысле собственными руками создавали энергетическую систему Удмуртии.

Dsc 0365 Чтобы в энергетике был порядок

Под его руководством и при его личном участии происходили организация строительства и ввод в эксплуатацию большинства объектов отрасли с конца 1960—х до 2007 г. Беря на себя ответственность за то, «чтобы в энергетике был порядок», он формировал коллектив из молодых талантливых специалистов, а при необходимости одевал подчиненных в спецовки, чтобы строить новые здания. Недавно Валентин Андреевич отметил 80—летие – по своему обыкновению, лишь ненадолго оторвавшись от работы, привычка к которой стала основой его характера.

«Сладкая» жизнь

— Валентин Андреевич, неужели не хочется покоя и отдыха?

— Совсем не хочется. Наше поколение было нацелено на решение задач, все вкалывали, понимая, что от нашего труда и ответственности зависит развитие страны. Думали о том, как людям принести пользу, как сделать их жизнь легче. И знаете, так жизнь становится интереснее и осмысленнее.

— Наверное, эта привычка к труду еще и эхо военного детства?

— Другого у нас не было, так что не знаю. Когда началась война, мне еще не было 6 лет. А когда исполнилось 7, начал работать. Вывозил с полей хлеб на быках: лошадей тогда не хватало. В 4—м классе за работу в поле я получил мешок зерна, и мой дед с радостью и гордостью ходил по нашему селу и каждому встречному рассказывал об этом. На ветряной мельнице мы это зерно смололи и получили полмешка муки. Появилась возможность испечь дома хороший хлеб. В военные годы ведь, чтобы экономить муку, которой было очень мало, наши матери добавляли в нее сухую лебеду, молотые желуди, какие—то корешки… Те, кто держал корову, сами не видели ни масла, ни сметаны – все продавалось в город, чтобы можно было купить что—то из одежды или другие необходимые вещи. Может быть, наше поколение и выросло таким жизнестойким потому, что мы с детства не знали излишеств и привыкли обходиться малым.

— И брать на себя ответственность за любое дело?

— За которое берешься, – обязательно. Невозможно было иначе. Отец пропал без вести на фронте в первый год войны. Мама осталось с тремя детьми, и нужно было не просто выжить, а остаться достойными людьми. Летом мы вставали в 4 часа утра, шли работать в поле. Зимой подъем в 6 часов, потому что нужно было идти в школу за 6 км. Учиться я любил, и после занятий до 10 вечера занимался в разных кружках – физика, химия, математика. Затемно возвращался домой и при свете керосиновой лампы садился за уроки, которые заканчивал часа в два ночи. И так каждый день. Но жаловаться мне, как и всем окружающим, в голову не приходило.

Привычка вставать рано осталась со мной на всю жизнь, как и необходимость работать на земле (сейчас я много времени провожу на садовом участке).

— Ваши коллеги говорят, что вы сил не жалели никогда.

— Так уж устроен. В университете у меня была стипендия 200 рублей. Этого, конечно, не хватало, чтобы помогать семье и покупать что—то себе. Но ведь можно было подрядиться разгружать мешки с сахаром. Сахар тогда продавали не песком, а крупными, с кулак, кусками, и каждый мешок весил 100 кг. Первый мешок ты поднимал под крышу склада легко и думал: все хорошо, я сильный, я справлюсь. После десятого мешка ты начинал чувствовать тяжесть и шел кое—как. А после двадцатого казалось, что твои плечи в язвах и каждое шевеление кусков сахара за спиной бередит их до самых костей. А впереди были еще десятки мешков. Но мы не отлынивали. Работали бригадами. Иногда у кого—то от перенапряжения шла их носа кровь или случался обморок. Его отводили в тенек, давали отдохнуть, водички попить. Но деньги мы потом делили на всех поровну, не обделяя пострадавшего – принципы товарищества, которые в те годы были очень сильны, такого не позволяли.

В постоянной готовности

— Как произошел выбор профессии?

— По нашей улице проходила линия электропередачи, и меня всегда занимал вопрос, откуда она идет и где заканчивается, как все это электричество устроено. К моменту окончания школы я узнал, что можно получить специальность, связанную с электрификацией. Мне повезло поступить в институт в Саратове, а после его окончания в 1959 году я получил направление на работу в Удмуртию. Приехали с женой в Ижевск, я оставил чемодан на вокзале, чтобы не терять времени, и отправился докладывать, что готов приступать к выполнению своих обязанностей. И почти полвека, до 2007 года, выполнял их со всей добросовестностью.

— Чем вас встретила Удмуртия?

— Энергосистемы как таковой в республике практически не было. Работали отдельные дизельные и гидравлические электростанции, причем Ижевская ГЭС еще и сгорела в самом начале моей работы здесь. Ее подтопило, мыши побежали во все релейные залы и залы автоматики, погрызли провода. От замыкания начался пожар, а пожарные не могли добраться до огня, потому что все вокруг было затоплено. Неделю мы восстанавливали электроснабжение, не выходя оттуда, не уезжая домой ночевать. Иначе было нельзя: шла посевная, отсутствие электроснабжения могло ее сорвать.

Технических сложностей хватало. В те годы два провода электропередачи шли по опорам ЛЭП, а третий провод – по земле. Достаточно было птице сесть на провод и клюнуть его, чтобы произошло короткое замыкание. Птичка падала замертво, а линия электропередачи отключалась. И мы бежали искать место повреждения. Находили птичку, включали линию. Вот такой была энергетика тех лет – и городская, и сельская, и промышленная.

Меня как молодого специалиста «бросили» на Сарапульский район. В Сарапуле была заводская ТЭЦ, электрификация района шла высокими темпами и нужно было создавать инфраструктуру. Работали всегда в режиме постоянной готовности к любым происшествиям. Могли позвонить в два часа ночи и сказать, что нет электроэнергии. Наготове всегда был дежурный шофер, и мы кидались решать проблему. Спустя какое—то время в нашу команду добавили электромонтера, и мы в любое время года, дня или ночи колесили по району, выискивая причину неполадок.

— Но именно тогда создавалась энергетика Удмуртии, какой мы знаем ее сейчас.

— Да, масштабы работы были огромными. Тогда начали проектировать энергосистему Удмуртской Республики как единое целое. Я был в числе тех многих специалистов, кто готовил исходные данные для проектных институтов. Надо было учесть все: электрификацию населенных пунктов, предприятий, объектов нефтедобывающей и газовой отрасли, железной дороги и так далее. Распределить источники энергии и просчитать уровень нагрузок на них. Развитие отрасли поддерживало правительство республики: от успеха строительства энергосистемы напрямую зависело, как Удмуртия будет развиваться через 5, 10, 20 лет. Особая ответственность была связана с тем, что в республике было несколько предприятий военно—промышленного комплекса всесоюзного значения. Нельзя было допустить, чтобы из—за перебоев электроснабжения встал хотя бы один из этих заводов.

Как нашу большую победу вспоминаю строительство на Сарапульском тракте подстанции «Позимь» на 220 кВ. Из—за неровностей рельефа перед строительством подстанции завезли около 180 тысяч кубометров грунта. Нужно было найти, откуда его взять, – хороший грунт, как это ни парадоксально звучит, на дороге не валяется. В 1976 году ввели первую очередь. Когда подстанция заработала, все мы — и энергетики, и город, и республика — вздохнули свободно. До этого времени вся Удмуртия довольствовалась двумя линиями на 220 кВ по северному направлению, и, если бы произошло ЧП, резервного источника электроэнергии просто не было. И не было бы никаких оправданий нам, по чьей вине встали бы «Ижмаш», «Ижсталь» и другие промышленные гиганты. Не знаю, какое наказание ждало бы нас по правительственной линии, но я сам себе никогда бы этого не простил.

Человеческий фактор

— Такая ответственность, наверное, держала в постоянном напряжении?

— У нас были хорошие отношения со всеми энергетиками заводов. Мы постоянно координировали свои действия, и это помогало нам выпутываться из многих непростых ситуаций. Когда однажды по Воткинскому району прошел ураган, который повалил, как домино, 25 железобетонных опор, мы воспользовались линией завода «Ижсталь» — перенаправили электроэнергию и избежали серьезных проблем.

— Какими объектами, построенными под вашим руководством, вы особенно гордитесь?

— Во—первых, хочу подчеркнуть, что каждый объект планировался, строился и запускался большой командой настоящих профессионалов, работавших с энтузиазмом и ответственностью. Я горжусь тем, что трудился с ними. А если говорить об объектах, то выделяю подстанцию в Уроме на 500 кВ, которая определила будущее электроснабжения Удмуртии. Под линии электропередачи нужно было гектарами рубить лес, грунта завезли около 130 тысяч кубометров. Подстанция действует с 1985 года и снабжает республику электроэнергией от Кармановской ГРЭС в Башкирии и Нижнекамской ГЭС в Татарстане. Собственной мощностью она способна обеспечить электроэнергией всю Удмуртию и была признана одной из лучших подстанций на Урале. Хотя организовать ее работу, конечно, было непросто. Только инженеров с высшим образованием туда нужно было 18 человек. Но кто из выпускников профильного екатеринбургского университета поедет в маленькое удмуртское село? Встал вопрос о том, что подстанцию мы построим, а вводить ее в эксплуатацию будет некому. И тогда я обратился к третьекурсникам Ижевской сельскохозяйственной академии. Предложил им дополнительное образование в Ленинграде и – что для будущих молодых специалистов важнее всего – собственное жилье. И тут же предприятие взяло на себя обязательство построить и ввести эти дома в эксплуатацию к тому сроку, когда эти студенты будут готовы выйти на работу. Многие из них, кстати, до сих пор работают на подстанции в Уроме.

В том же 1985 году на территории Южных сетей нужно было построить основное здание, диспетчерскую и гараж. Там стояли полурассыпавшиеся постройки 60—х годов, и если мы не хотели проработать в развалюхах следующие 20 лет, надо было решать вопрос самим. Это дело самоуважения – трудиться в достойных условиях. Было принято решение организовать собственные бригады и строить своими руками. Релейщики, связисты, начальники отделов надевали спецовки и клали стены, штукатурили. У меня тоже под началом была бригада. Они до сих пор вспоминают, что я не давал им перекуривать: я сам не курю и не люблю, когда под предлогом «перекурить» отлынивают от работы. А потом все бригады вошли в раж, почувствовали, что для себя строят и все у них получается. И объекты мы сдали в намеченные сроки, сделали не хуже профессиональных строителей.

— Вы вышли на заслуженный отдых в 2007 году. Следите за тем, что происходит в области энергетики?

— Конечно. И я вижу, что в свое время мы создали энергосистему Удмуртии, которая стала одной из лучших в ПФО. Она работает стабильно, надежно и потенциал у нее огромный.

Справка «УП»

Валентин Андреевич Турманов родился 24 августа 1935 года в с. Козловка в Саратовской области. Закончив в 1959 году Саратовский институт механизации сельского хозяйства, получил распределение в Удмуртию. В 1968 году был назначен начальником производственно—технической службы, и.о. главного инженера Южных электрических сетей «Удмуртэнерго». В 1981—1988 гг. – директор Южных электросетей «Удмуртэнерго». С 1993 года занимал пост заместителя генерального директора по электрическим сетям ОАО «Удмуртэнерго», с 2005 г. – заместитель гендиректора по производству ОАО «Удмуртэнерго».

Фото автора

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Профессионал, труженик и человек широкой души
3 июля
Память выдающегося строителя Николая Шишкина увековечена в Ижевске...
Кирпичик в основание благополучия
3 июля
**Студенческим семьям при рождении ребёнка выплачивают материальную помощь в размере 100 тысяч рублей...
В Ижевске на обустройство «ливневки» в этом году потратят 10 млн рублей
2 июля
Рабочие проведут капитальный ремонт 8 участков сети....

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут