Фестиваль «Быг-быг» объединил гастрономию и этнографию

22 июля 2016
0

Фестиваль финно-угорской кухни «Быг-быг» приобрел новый формат и претендует на звание масштабного мультикультурного форума. Теперь здесь можно не только попробовать блюда, приготовленные по старым рецептам, но и понять, как сильно отзываются древние традиции в жизни современных финно-угров.

Dsc 0212 Фестиваль «Быг-быг» объединил гастрономию и этнографию

След в след

В этом году фестиваль впервые вышел за пределы Старых Быгов и продлился несколько дней. Участники «Быг-быга» кочевали между Мувыром, где когда-то снимали первый современный фильм об удмуртах «Тени Алангасара», и усадьбой Тол Бабая в Шаркане, в деревне Вортчино принимали участие в семинаре «Обрядовая пища в традиционной культуре финно-угорских народов». В новом формате фестиваль становится одной из серьезнейших площадок для погружения в историю удмуртов и других финно-угорских народов, дает возможность в течение нескольких дней жить в условиях, совсем не похожих на современную цивилизацию. Деревенский быт, простая народная пища, приготовленная в печи, традиционная музыка, но главное – всестороннее осмысление обычаев и традиций предков позволяют пройти своеобразную инициацию, почувствовать себя частью рода.

О том, насколько принадлежность к роду важна для финно-угров, свидетельствуют десятки настоящих исторических костюмов «из сундуков», сохраненных участниками фестиваля. Даже в те десятилетия, когда быть удмуртом считалось едва ли не стыдным (жители республики старше 50 лет хорошо помнят те времена), семьи хранили праздничные и повседневные наряды матерей и бабушек. На «Быг-быг» в тех самых, извлеченных из сундуков, платьях приехали десятки удмурток из разных районов республики. Женщины из деревни Зар-Медла Дебесского района носят платья, фартуки и лапти, которым вот-вот сровняется сто лет. Знают по именам мастериц, которые вырастили лен, вычесали и спряли его, соткали холст, сшили из него платья, расшили их тесьмой, вышили традиционные нагрудники дебесских удмуртов «кабачи», выложили мелкой крестовой вышивкой красной и черной шерстью узоры на белом переднике, сплели кружево для его украшения и лапти. Показывая надетые костюмы, говорят:

  • Вот это, например, работа Татьяны Ивановны Сумцовой, которая родилась в Зар-Медле в 1898 году. Ровно век назад ей было 18 лет, значит, она уже ткала, шила и вышивала. Ее платья – праздничные и будничные – до сих пор носятся как новые и сносу им нет. И лапти, которые на нас надеты, тоже из ее сундука. Она их на праздники носила, и мы тоже. Через сто лет ступаем за ней в ее лаптях след в след.

Кулинарная ярмарка

Зарубежных участников на кулинарную поляну в этот раз пригласить не удалось, но и без того угоститься на «Быг-быге» можно было в паре десятков подворий. В Старые Быги приехали «кулинарные бригады» из многих районов Удмуртии, из Башкирии и Пермского края. Одни выставили на длинные столы блюда, приготовленные накануне, другие раскатывали, лепили, пекли, варили и жарили прямо на фестивальной поляне.

Гастрономический праздник по обыкновению проходил в форме конкурса. Членами жюри были все гости фестиваля, которые голосовали за самые аппетитные блюда рублем, точнее – быгом, специальной фестивальной валютой. В обменных пунктах рубли меняли на деревянные расписные монеты по курсу 1 быг-20 рублей. Мастера-кулинары продавали свои угощения, а в конце фестиваля подсчитывали выручку – победителем стал тот, кто наторговал больше всех быгов.

Щедрое Курегово

Самое шумное, веселое подворье организовали жители деревни Курегово Малопургинского района Удмуртии. Молодые мужчины с шутками, присказками, едва ли не пританцовывая у печи, пекли табани из пресного теста – легкие, пушистые, ноздреватые. По заказу присыпали зеленым луком: от припека табани становятся еще ароматнее. Сбрасывали табани со сковороды, обмазывали сливочным маслом, сверху накладывали щедрую горку заварного крема-зырета. Рядом сам староста Курегово Олег Дыгаев варил «кожиен шыд» - гороховый суп с уткой. На двухведерный котел понадобились одна домашняя утка, ведро картошки, тазик гороха, большая чашка репчатого лука, чашка резаной зелени. Пока суп побулькивал на костерке (чтобы разварить мясо и горох до мягкости, понадобилось почти три часа), вокруг собрались желающие первыми попробовать кушанье. Впору было записывать номера «очередников», потому что на умопомрачительный запах из котла сходились все участники фестиваля. Помешивая густой суп, Олег Дыгаев балагурил:

  • А вы знаете, почему у нас суп с курицей не варят? Потому что по-удмуртски наша деревня называется «курег», то есть «курица». Значит, все курегинцы – родственники курам, разве ж можно брата или свояченицу на угощение пустить?

Едва кулинар-философ снял пробу и решил, что суп готов, к котлу протянули десятки чашек. Выхлебали его за полчаса, благодаря курегинцев за сытное и вкусное угощение. Недоумевали только – как можно раздавать такое блюдо всего по 1 быгу (20 рублей) за большую чашку? Табани с припеком и зыретом они тоже отдавали за символическую монету в 1 быг – неудивительно, что ведро теста у них кончилось, когда очередь к подворью все еще вилась хвостом. Щедрость и подвела курегинцев: распродав, кажется, больше всех порций на фестивале, они оказались обладателями не самой крупной выручки.

Торговые обычаи пермской земли

Победителями стали коми-пермяки из Кудымкара (Пермский край). Они потчевали гостей фестиваля «посекунчиками по-пермски» - чем-то средним между варениками и чебуреками. Спору нет, посекунчики у пермяков получились сочные и ароматные. Чтобы в каждом жареном «варенике» выделился кремовый, душистый бульон, на фарш они клали по чайной ложке сливочного масла. За маленький посекунчик участники из Кудымкара просили по 2 быга, так что к концу фестиваля на блюде у них скопилась гора деревянных монеток.

Расчетливая коммерческая тактика пермяков тем более бросалась в глаза, что за соседним столом участницы мордовской диаспоры из Ижевска угощали своими национальными блюдами и вовсе бесплатно. Пирожки с мясом, ватрушки с творогом, соленое по особому рецепту сало, домашний квас, пироги с калиной «пряка калина марто» и компот из ирги – вкусным на мордовском застолье было все. За рецептом калинового пирога к хозяйкам подходили многие и узнавали, что ягоды сначала нужно два часа выпарить в печи, чтобы ушла горечь, а косточки стали мягкими, затем смешать с медом, выложить на сдобное тесто и залить густым калиновым киселем, чтобы начинка не расползлась.

Фестиваль представил кулинарную карту Удмуртии: табани из кислого теста и перепечи с кровью из Шарканского района, пирожки и перепечи с пистиками-побегами хвоща из Кезского района, караваи из Алнашей. Но, главное, он подтвердил – традиции никуда не исчезли, они по-прежнему здесь, на каждом обеденном столе финно-угорского мира.

Живая традиция в большом мире

Едва ли не самым живописным оказалось подворье башкирских удмуртов из деревни Большекачагово Кылтысинского района Башкортостана. Женщины в старых платьях (вновь – сотканных еще бабушками и прабабушками) готовили горячие «чеклатыш» - пресное печенье, которые сами они называют чак-чаком без меда. Тюркская культура, в том числе кулинарная, стала такой же естественной частью жизни башкирских удмуртов, как и обычаи собственного народа, сделала самыми популярными блюда универсальные, связанные и с удмуртской кухней, и с башкирской. «Башкиры пьют чай по нескольку раз в день, и мы следом за ними привыкли много чаевничать, поэтому стали готовить разнообразные угощения, которые можно подать к чаю. Из удмуртской кулинарии мы взяли те рецепты, которые применимы для ежедневного использования в новых традициях», - признают башкирские удмурты.

Чеклатыш, выложенные на тарелку, похожи на крупный янтарь – неправильной формы, золотистые, будто светящиеся изнутри, источающие внутреннее тепло. Готовить чеклатыш легче легкого – это первое блюдо, с которым учатся справляться девочки в Большекачагово, - даже раньше яичницы. В тесте всего два продукта – яйца и мука. Не нужны ни соль, ни сахар. Яиц жалеть не нужно – чем больше их замесить в тесто, тем нежнее будет чеклатыш. Мерок здесь не признают, в граммах ингредиенты не взвешивают, муку добавляют на глаз – сколько подсказывают интуиция и опыт. Главное, чтобы тесто получилось не крутым, а мягким, шелковистым. Из него скатывают продолговатые полоски и нарезают их так, чтобы получились примерно одинаковые по длине и ширине кусочки. Затем чеклатыш выкладывают в сковороду с раскаленным растительным маслом и ставят ее в печь. Именно от вкуса и качества масла будет зависеть, какой привкус приобретут чеклатыш – едва уловимый в рафинированном масле или интенсивный, с сильным ароматом – в масле первого отжима (в Башкирии используют и подсолнечное масло, и кукурузное, и тыквенное). Пресные шарики варят во фритюре, пока они не станут равномерно-поджаристыми. Едят их и без всяких добавок, как печенье, или обмакивая в сметану или толченые ягоды.

За порциями с пахнущими подсолнухами шариками-чеклатыш выстроилась очередь. Их ели на фестивале и увозили с собой в пакетах. Сами кулинарки время от времени вытаскивали из большой чаши пару колобков:

  • В печи очень вкусные получаются, воздушные, как пирожные. У нас в деревне уже почти ни у кого печей не осталось, все в духовках готовим, а там все равно другой вкус получается. Благодаря фестивалю сами поели чеклатыш такими, какие они были в детстве.

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Жители Удмуртии смогут принять участие в конкурсе «Права человека – 2019»
3 июля
Творческое состязание проводят Уполномоченный по правам человека в Удмуртской Республике и Союз журна...
Память, облачённая в сталь
1 июля
**22 июня, в День памяти и скорби, жители села Кигбаево собрались у обновлённого мемориала землякам, ...
Театр списали на слом, но…
28 июня
Сделан конкретный шаг к строительству Культурного центра имени Короленко...
Священная земля
27 июня
Удмуртия присоединилась к военно-патриотической акции «Горсть памяти»...

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут