Фестиваль традиционной русской культуры «Высокий берег» прошел в Удмуртии в пятый раз

23 июня 2016
0

Родившийся пять лет назад в деревне Мазунино Сарапульского района, фестиваль окончательно обосновался около деревни Дулесово, на правом берегу Камы – крутом, высоком, открывающем величественную панораму огромной реки.

%d0%b2%d1%8b%d1%81%d0%be%d0%ba%d0%b8%d0%b9 %d0%b1%d0%b5%d1%80%d0%b5%d0%b3 Фестиваль традиционной русской культуры «Высокий берег» прошел в Удмуртии в пятый раз

В этом году сюда съехались коллективы из Ижевска, районов Удмуртии, Перми, Чайковского, Казани, Йошкар-Олы, Владимира и Москвы, воссоздающие аутентичный русский фольклор.

Гулянье в узком кругу

К сожалению, фестиваль остался почти незамеченным жителями республики, и причины этому – в его организации. Чтобы в будний день (а выступления фольклорных коллективов пришлись на пятницу перед Троицей, 17 июня) оставить работу и поехать слушать троицкие и купальские обрядовые песни, горожане, да и жители районов должны быть уверены, что фестиваль развернется настоящим праздником, широким гуляньем, раздольной фольклорной вольницей, на которой каждую минуту есть чем заняться.

На «Высоком берегу» же даже искренне влюбленному в корневое искусство человеку было буквально некуда себя девать. Весь фестиваль сосредоточен вокруг маленькой, но высокой сцены, на которую один за другим выходят коллективы. Их выступления напоминают, насколько несценичен подлинный аутентичный фольклор, каким невыразительным и однообразным он кажется, когда бывает вырван из его естественной бытовой среды. Многие коллективы поют акапелла, другие – под одну гармонь, обрядовые песни не требуют танца, и исполнители, с большим уважением относящиеся к традиции, поют и двигаются так же сдержанно, как бабушки в деревнях, у которых они перенимали песенное искусство. Настоящая сила и красота этих песен ощущается только когда ты оказываешься в их эпицентре, когда они становятся естественной частью происходящего.

Песня – часть жизни

Вот самый простой пример. Народный хоровой коллектив «Раздолье» из деревни Девятово Сарапульского района выступает на сцене не хуже и не лучше других. Кажется немного похожим на эстрадно-фольклорный ансамбль из-за того, что у всех участников типовые, стилизованные под народные сарафаны и рубахи (хотя среди участников нет профессиональных артистов, все они – настоящие носители традиции). За сценой мужчины из ансамбля усаживаются на свежескошенную траву: в Девятово до недавнего времени косили ручной литовкой почти все, независимо от пола и возраста, и участники ансамбля еще до начала фестиваля выкосили небольшую поляну, собрав граблями и вилами пряно пахнущую траву в удобные «перины». Я фотографирую их, привалившихся к копнам, расспрашивая о том, учат ли в Девятово косить детей – все-таки XXI век на дворе, сено уже заготавливают косилками и мотоблоками. Слово за слово (нет, нынешних тинейджеров ручному труду уже не учат, и фольклором большинство из них не интересуется), и один из самых молодых участников ансамбля с приговоркой «эх, раззудись, плечо» встает и берет в руки косу – показать, что владеет этим инструментом не хуже стариков.

Тут же вокруг него встают мужчины и женщины – с косами, граблями, вилами. Косят вольно и сильно, заводя литовку во весь размах руки. И тут же запевают – дружно, азартно, в ритм с движениями рук и плеч. Трава со свистом ложится ровными рядами, остро пахнет зеленым соком, ветер с Камы гудит ровным басовым тоном. И вот тут-то наконец песня звучит так, как пелась столетиями, и возникает то самое чудо сопричастности древнему знанию, которое заключено в старых песнях. И является во всей своей полноте красота и ненатужная гармония этой музыки. Вокруг косарей тут же собирается толпа зрителей, многие начинают пританцовывать, подбадривать работающих и поющих людей. О сцене с ее «формальными» выступлениями на эти минуты было забыто.

Народные песни никогда не пелись отдельно от ритуала – одни сопровождали тяжелую ритмичную работу, другие – долгую и монотонную, вроде прядения или шитья, третьи были связаны с обрядами. На «Высоком берегу» эта традиция едва не разрывается – зрителям и самим участникам приходится создавать ситуации, в которых песни зазвучали бы просто и ладно – к месту, без натуги. Больше всего повезло тем, кто остался на вечерки, когда участники коллективов в общем кругу пели любимые песни, и лирические, и шутливые, развлекая себя и друг друга ровно так, как делали это их предки столетия назад.

Уходящая натура

Этнических праздников в Удмуртии много – республиканские и городские Гербер и Сабантуй, Воршуд и Семык. «Высокий берег» пока, несмотря на свой пятилетний опыт, кажется на их фоне местечковым фестивалем, адресованным жителям одной деревни. На большой поляне, с которой открывается вид на Каму, почти пусто: несколько прилавков с современным войлоком и сувенирной продукцией (магнитиками и керамическими штамповками) соседствуют с парой-тройкой палаток с шашлыками и сладкой ватой. Если удмуртские праздники привлекают рядами котлов с обрядовой кашей и передвижными печами, в которых готовят перепечи и табани, то на «Высоком берегу» традиционная русская кухня оказывается не представлена совершенно. Хотя поставить печи и продавать кислые и пресные, с пылу с жару румяные блины, простые и с начинками, вряд ли было так сложно. Изобилием мастер-классов фестиваль пока тоже похвастаться не может, хотя в республике немало мастеров, занимающихся традиционными русскими ремеслами: гончарным и кузнечным делом, ткачеством, резьбой по дереву, кожевенным делом, лозоплетением, вышивкой.

Самобытность и единство

Между тем потенциал у фестиваля огромный. Он интересен фольклорным коллективам не только из Удмуртии, но и из других регионов. Он привлекает их возможностью общения, обмена знаниями, набора нового полевого материала. Во второй день фестиваля для его участников были организованы поездки в этнографические экспедиции в деревни Лагуново, Юриха, Нечкино, Оленье Болото и Девятово, где еще живы старики, помнящие древние напевы. Да и в «концертный» день участники фестиваля времени не теряли. Москвичи из ансамбля взяли в круг бабушек из старообрядческой деревни, исполняющих «кержацкие» песни, включили камеры и расспросили о том, как они поют те или другие песни, как танцуют.

Участник фольклорного этнографического ансамбля «Дербеневка» из Москвы Павел Крюков говорит, что рад приезду на «Высокий берег»: именно на таких фестивалях можно познакомиться с единомышленниками или услышать редкий напев. В самой «Дербеневке» основу репертуара составляют песни из районов в верховьях Оки – Калужской, Тульской, Орловской областей, но границ для человека, по-настоящему увлеченного традиционной культурой, нет. Павел говорит:

– Я пришел к традиционной русской культуре постепенно – кажется, меня что-то вело в этом направлении – Бог, судьба или еще какая-то высшая сила. Именно здесь, в фольклорно-этнографическом центре, почувствовал себя на своем месте. Тяга к корневой музыке была всегда – сначала к американскому блюзу, затем – к русской песне. И вот что важно: чем глубже ты погружаешься в традиционные культуры разных народов, тем очевиднее обнаруживаешь общие черты, какие-то очень похожие вещи в самой глубине. Осознаешь не только самобытность своего народа, но и его гармоничное, естественное место в мировой культуре. Кстати, то, что сейчас происходит с русским фолком – его подъем, нарастание интереса к нему, очень похоже на то, что происходило с американской и английской народной музыкой в 1950-1960-х годах, когда она стала основой для мощной массовой музыкальной культуры. Я надеюсь, что лет через 15 те молодые люди, которые сейчас ездят по этнофестивалям, создадут на основе русской народной музыки что-то оригинальное, сильное, выходящее за пределы фолк-сообщества.

P.S. Песни над Камой отзвучали, но какой бы размах не принял фестиваль в будущем, он сохранится как одна из важных площадок, на которой прошлое незаметно перетекает в будущее.


Мастера народного творчества

На «Высоком берегу» в этом году работали два мастера. Светлана Ильина из деревни Тарасово Сарапульского района (на снимке) создавала полотно со сложным узором на ткацком станке, а Ксения Микешкина из Дулесово учила всех желающих делать славянские берестяные обереги-шаркунки.

Мастер ткачества Светлана Ильина сейчас уже буквально чувствует работу пальцами – чтобы правильно разделить основу, в которой натянуто более шестисот (!) нитей, она даже не подсматривает в схему – руки с утком и тонкой иглой, которой она разделяет нити, снуют над станком с уверенным автоматизмом. Признается, что в свое время не нашла бабушек, у которых можно было бы получить секреты ремесла из рук в руки – начинала работу на станке на мастер-классе по ткачеству традиционных широких поясов у профессионального преподавателя, читала специальную литературу, затем окончила курсы в ижевском доме творчества. Ни одного сохранившегося ткацкого станка в родной деревне ей тоже обнаружить не удалось: тот, на котором она работает сейчас, был собран из обломков трех старых станков и дополнен некоторыми современными деталями. Светлана не знает ни одной семьи, где занимались бы ткачеством как естественной частью быта: если оно и сохраняется, то только как декоративно-прикладное искусство, часть профессиональной работы мастера, колоритная приманка для туристов.

– Слишком трудоемкое это дело, чтобы заниматься им для нужд собственной семьи. Невероятно, что еще наши прабабушки тратили недели и месяцы на ткачество. Мне, чтобы соткать узорное полотенце длиной от полутора до двух метров, нужно больше месяца кропотливой работы. Понимаете теперь, почему в салонах декоративно-прикладного искусства авторские полотенца стоят по 3 тысячи рублей? – говорит Светлана Ильина.


Фото автора

Большой фоторепортаж с фестиваля здесь.

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Жители Удмуртии смогут принять участие в конкурсе «Права человека – 2019»
3 июля
Творческое состязание проводят Уполномоченный по правам человека в Удмуртской Республике и Союз журна...
Память, облачённая в сталь
1 июля
**22 июня, в День памяти и скорби, жители села Кигбаево собрались у обновлённого мемориала землякам, ...
Театр списали на слом, но…
28 июня
Сделан конкретный шаг к строительству Культурного центра имени Короленко...
Священная земля
27 июня
Удмуртия присоединилась к военно-патриотической акции «Горсть памяти»...

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут