Фотографы финно-угорского мира сделали уникальные репортажи из Дебесского района

11 июня 2015
0

В эти дни Удмуртия впервые принимает Фестиваль финно-угорских журналистов. Вошедший в его программу семинар финно-угорских фотографов 8 июня привел около тридцати его участников из Марий Эл, Мордовии, Республики Коми, Ханты-Мансийского автономного округа, Пермского края и Удмуртии в Дебесский район.

Dsc 0651 Фотографы финно-угорского мира сделали уникальные репортажи из Дебесского района

Именно там, по мнению организаторов семинара, можно было собрать интересный журналистский материал. И они не ошиблись.

Пограничная зона

Жители Дебес уже много столетий в равной степени поддерживают разные, на первый взгляд, взаимоисключающие традиции. Здесь издревле селились отставные солдаты царской армии, за 25 лет рекрутчины успевшие забыть собственные корни, а рядом жили удмурты, крепко держащиеся за обычаи предков. Здесь две ветви Сибирского тракта, ведущие из Москвы и Петербурга, соединялись в одну кандальную дорогу. И здесь же местные жители поддерживали любой бунт за свободу - пугачевский ли, белогвардейский ли. Заметнее всего «гармония противоречий» проявляется в местном двоеверии, почитании и христианства, и языческих божеств с такими откровенностью и простодушием (а что, мол, здесь такого?), какие редко встретишь в других регионах страны.

Этот взгляд на мир начал складываться еще в первой половине XVIII века, когда на дебесскую землю пришли первые христианские проповедники с миссией отвратить язычников от поклонения идолам, подчинить Прикамье Москве не только оброками, но и верой. Попытки убедить удмуртов креститься ни к чему не привели: те пожимали плечами - «На что нам еще один бог, нам и свои помогают» - и уходили молиться на священные урочища. В 1740-х годах москвичи решили взять местных язычников хитростью: за согласие креститься им платили немалые по тем временам деньги. Мужчинам - по полтора рубля, женщинам - по рублю, детям и подросткам - по 80 копеек. Удмурты кивнули: «Мы молимся 93 божествам и духам, почему бы не молиться еще трем щедрым богам, московской Троице?» - и пошли на крещение такой дружной толпой, что на всех у православных батюшек просто не хватило денег. Отстояв обедню, крещеные удмурты по-прежнему уходили в священные рощи. Местные жители и сейчас показывают в лесу на вершине Байгурезя огромные деревья, которые почитались у предков священными: их стволы у самого основания разветвились, деревья выросли в форме лиры или коровьих рогов (считалось, что это метка Инмара).

И в XXI веке участникам семинара финно-угорских журналистов пришлось выпрашивать пять минут на то, чтобы добежать от знаменитого перекрестка Сибирского тракта до единственного в Дебесах храма и сделать пару фотографий сверкающих на солнце куполов, а вот языческим обрядам на урочищах Куиньсэрго и Байгурезь было отдано несколько часов.

Современное искусство в старых традициях

Языческим мотивам посвящены и многие художественные изделия дебесского дома ремесел, считающегося одним из самых успешных в Удмуртии. В столярной мастерской хозяйничает Николай Иванов, резчик по дереву, который на недавнем республиканском фестивале деревянной скульптуры представил масштабную композицию «Дух горы Байгурезь». Лицо языческого хранителя Байгурезя сурово и выразительно, его могучая фигура поднимается выше вековых деревьев. В выставочном зале дома ремесел на видном месте стоит скульптурное изображение Шунды-Мумы, Матери Солнца, которая в скором времени должна стать таким же символом Дебесского района, как Тол Бабай в Шаркане. Скульптор Геннадий Сидоров создал фигуру Шунды-Мумы, опираясь на археологическую находку - височную подвеску в виде женщины, держащей на поднятых руках небесный свод.

Находки археологов вдохновляют и мастера по обработке художественной соломки Елену Чермянину. Она создает многофигурные композиции с Мировым древом и русалками и украшения в том же стиле, что и найденные археологами в древних городищах на территории Северной Удмуртии. «При раскопках обнаруживают серебряные украшения с позолотой - соломка эффектно воспроизводит этот эффект золочения. На солнце она буквально светится, поэтому мы создали целую серию украшений из соломки в этностиле», - показывает мастерица крупные подвески с лошадиными головами и восьмиконечными звездами-кизили. В сувенирной лавке дома ремесе, кроме украшений с языческой символикой, стоят полные чаши с личными оберегами - тряпичными куклами размером с палец в виде мужчин и женщин. Как и в истории с крещением, оберег- «мужчина» стоит дороже женской фигурки. «Никакого сексизма, - смеются сотрудницы дома музея, - просто мужскую фигурку с двумя ногами в штанах сложнее делать, чем женскую в юбке со сплошной набивкой». Эти обереги мастера щедро дарят всем участникам фотосеминара. Языческие куколки с радостью принимают даже те, у кого в вырезе рубашки виден гайтан православного креста. Дебесское двоеверие на удивление заразительно.

Шаг в другую эпоху

Кульминацией фотосеминара становится языческий охотничий обряд, который проводят на урочище Куиньсэрго, на высоком холме над излучиной Чепцы. Заезжим фотографам решили ничего не рассказывать заранее, просто позволив им стать свидетелями обряда, который совершался на этой земле сотни лет.

От Дебес до урочища всего два километра, но после первого же поворота на лесной тропе, скрывшего с глаз долой автомобили и разбитую дорогу к селу, мы оказались в древнем, не знающем присутствия человека мире. Дико и вольно раскрылась перед объективами фотокорреспондентов Великая Парма, о которой писал Алексей Иванов (с Пермским краем Дебесский район граничит не только на географической карте, но и на уровне легенд, мифов, культурных кодов). Оставив за спиной цивилизацию (даже сотовая связь там не берет), мы шагнули на эпоху назад. Здесь высокие корабельные сосны потрескивают, сшибаясь ветвями на ветру, Чепца на перекатах вскипает крутыми волнами, от густого запаха клевера, цветущего шиповника и разнотравья голова начинает кружиться даже у тех, кто отказался от ритуальной чарки 60-градусной кумышки. До самого горизонта, куда уходят глинистые берега реки и зеленый ковер нескончаемого леса, не видно присутствия человека.

Бесшумно, не тревожа ногами в мягкой кожаной обуви без подошв палые шишки и сучья, на поляну выходит шаман. Его лица не видно: оно скрыто бородой и низко надвинутой шапкой с меховой опушкой. Поверх льняной рубахи надет домотканый шерстяной жилет, украшенный десятками звериных хвостов. Хвосты нашиты и на большом бубне, в который шаман начинает бить все быстрее и сильнее, кружась по поляне, то вскидывая руки к небу, то припадая к земле. Упав на колени, он дрожит всем телом. Сквозь тонкую кожу бубна светит закатное солнце, и сам бубен с лучами-хвостами кажется сверкающей звездой. За спиной шамана появляются воины. На их ногах такая же мягкая обувь, надетая на льняные портянки. В руках луки, стрелы, топоры, рогатины. Вслед за шаманом они медленно и торжественно поднимают руки, приветствуя небесного бога Инмара, и выстраиваются цепочкой.

Из-за деревьев появляется огромная мохнатая фигура. В первое мгновение из-за бьющего в глаза низкого солнца кажется, что это живой медведь, но скоро становится видно, что в звериной шкуре скрывается человек. Он рычит и мечется по поляне, стараясь увернуться от охотников, но те быстро окружают его, выставляя вперед рогатины и заряженные луки. Человек-зверь распластывается на земле, охотники срывают с него шкуру, натягивают ее на рогатины и поднимают к небу, как трофей. Сила этой мистерии такова, что начинает казаться, будто сквозь запах хвои, трав и земли пробивается запах свежей крови.

Когда большинство охотников и шаман уходят к костру (там уже готова уха из свежей рыбы), оставшиеся рассказывают участникам фотосеминара историю обряда:

-Священные животные есть у многих народов, исповедующих многобожие. Но в большинстве культур священное животное неприкосновенно. В Древнем Египте нельзя было обидеть священную кошку, в Индии не убивают коров. Удмурты же, почитающие медведя не только священным животным, но и своим предком, охотились на него и ели его плоть. Они считали, что, отведав медвежьего мяса, они приобретут его физическую крепость, отвагу, выносливость и хитрость. Но охотиться на медведя, когда вздумается, было нельзя. Единственный раз в году шаман выбирал «правильный» день, обращался к богам за помощью и проводил обряд, который должен был убедить божеств, что охотники уважают медведя и гордятся возможностью выйти на битву с этим грозным зверем. Финал обряда, демонстрирующий шкуру медведя, становился заговором на удачу предстоящей охоты.

P.S. Охотничий обряд в Дебесах готовы показывать всем желающим, как и кормить традиционной удмуртской кашей и перепечами, петь старые песни и учить работать на настоящем ткацком станке в доме ремесел. В 2014 году Дебесский район принял 10 тысяч туристов, приехавших сюда, чтобы ощутить силу древней культуры удмуртов. В этом году здесь надеются, что гостей станет еще больше. И судя по тому, как увлеченно, без остановки щелкали затворами своих камер финно-угорские фотожурналисты, о Дебесах вскоре узнают далеко за пределами республики.

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Жители Удмуртии смогут принять участие в конкурсе «Права человека – 2019»
3 июля
Творческое состязание проводят Уполномоченный по правам человека в Удмуртской Республике и Союз журна...
Память, облачённая в сталь
1 июля
**22 июня, в День памяти и скорби, жители села Кигбаево собрались у обновлённого мемориала землякам, ...
Театр списали на слом, но…
28 июня
Сделан конкретный шаг к строительству Культурного центра имени Короленко...
Священная земля
27 июня
Удмуртия присоединилась к военно-патриотической акции «Горсть памяти»...

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут