На пути к «Золотой маске»

24 ноября 2018
0

«Король Лир» Русского драмтеатра получил шесть номинаций на главную театральную премию страны. Пока сам театр готов к мировому уровню работы больше, чем зрители.

%d0%b7%d0%be%d0%bb%d0%be%d1%82%d0%b0%d1%8f %d0%bc%d0%b0%d1%81%d0%ba%d0%b0 На пути к «Золотой маске»

23 ноября в Русском драматическом театре Удмуртии единственный раз как минимум до февраля сыграют «Короля Лира» – спектакль, претендующий на национальную театральную премию «Золотая маска». Для экспертов спектакль Петра Шерешевского стал одним из главных событий театральной сцены в стране.

К своему нынешнему подъёму театр шёл далеко не простым путём. После 1990–х с чередой экстравагантных спектаклей тогдашнего главрежа Юрия Фараджулаева, со студенческими театральными фестивалями, на которые привозили свои дипломные спектакли юные, красивые, дерзкие, готовые к эксперименту «щукинцы» и «мхатовцы», с амбициозными проектами (например, в сезоне 1996–1997 гг. на сцене Русского драмтеара более месяца играл центральную роль в спектакле «Коварство и любовь» Георгий Тараторкин, московский актёр первой величины и будущий президент «Золотой маски») наступило более чем десятилетнее затишье. В начале 2010–х Ижевска на новой театральной карте страны, считай, и не было. Главный драматический театр города и республики испытывал отчаянную нужду в «штанах» (так на закулисном сленге называют актёров–мужчин), да вообще в молодёжи («Ромео и Джульетту» здесь было невозможно поставить, потому что играть некому было) и на приглашение режиссёров с современным и подчёркнуто индивидуальным выразительным языком не замахивался. Зрители с удовольствием «посещали» лёгкие комедии и мелодрамы, залы не пустовали, билеты продавались, однако не покидало ощущение, что театр в Ижевске уже не задаёт зрителю неудобные вопросы, не царапает по больному, не говорит о том, что происходит здесь и сейчас. Новыми театральными техниками здесь не интересовались (что такое «вербатим» и «новая драма», в Ижевске узнали едва ли не позже, чем в других городах такого же масштаба). Казалось, ещё немного, и театр окончательно станет досуговым мероприятием для консервативной аудитории, а от времени отстанет безнадёжно.

Поворот к авторскому театру

Эту удобную дремоту театр сбросил около пяти лет назад. В труппу набрали целую плеяду выпускников актёрских факультетов (многие из них сейчас – настоящие лидеры «младшего» поколения в Русской драме), стали пробовать проводить режиссёрские лаборатории, показы эскизов возможных будущих спектаклей и читки. В эксперименты с «режиссёрским» театром, где острота, «неудобность» содержания подчёркивалась провокационной формой, бросились с отчаянной смелостью. Шекспир в эстетике биомеханики Мейерхольда? Да пожалуйста. В «Сне в летнюю ночь» Искандера Сакаева актёры исследовали язык пластического театра, вспоминали языческие по духу ритуалы, а в финале героини бросали к рампе окровавленные мешки с головами своих возлюбленных. МакДонах с шокирующими сценами «крупным планом»? Петербуржец Дмитрий Удовиченко поместил героев в пугающее белое, наполненное тенями пространство то ли яви, то ли кошмарного сна, где детскую руку запихивают во вращающуюся мясорубку, где сырое мясо пахнет кровью под ударами молотка, а главному герою вышибают мозги в полуметре от первого зрительского ряда. Хор зощенковских героев, со всё большим отчаянием поющих о том, что жить стало веселее? Неоднократный номинант «Золотой маски» Дмитрий Егоров сделал в Ижевске спектакль «Личная жизнь», где бытовое внезапно прорастало инфернальным, где из щелей советских коммуналок – на первый взгляд едва ли не трогательных и спасительных – сквозило сущим адом. Пушкинские «Маленькие трагедии» в мире телевизионных ток–шоу? Сколько угодно! В конце 2014 года Пётр Шерешевский поставил спектакль, где рыцарь Альбер теряет мотоциклетный шлем, где Лаура устраивает настоящую party, где статуя Командора кажется Дон Жуану ожившей потому, что за пару минут до этого он «лизнул марку», где Сальери безобразно напивается в ресторане под Лепса в полном отчаянии от создания, что мастерство ремесленника у него есть, а гения – нет.

Воспитание зрителя, формирование среды

«Маленькие трагедии» были выдвинуты на несколько номинаций «Золотой маски». Наград спектакль не получил, но обеспечил ижевскому театру репутацию коллектива живого, смелого, рискового, фантастически профессионального (в «Маленьких трагедиях», и вправду, все работы были не просто удачными, – актёры как будто вырвались из рамок надоевших комедий положений и выдали в полный рост всё, на что они способны). Московский показ прошёл с настоящим успехом, открыв для театралов новый большой и серьёзный современный театр – Русский драматический театр Удмуртии.

В родном городе у спектакля судьба была ожидаемо сложной. Нескольких смелых спектаклей, которые были не костюмированными иллюстрациями к пьесам, а попытками режиссёрских высказываний о современных и вневременных проблемах, оказалось явно недостаточно, чтобы вырастить зрителя, готового к новому авторскому театру. Сведённые в одном пространстве пушкинские строки, полуобнажённые тела, запрещённые вещества и алкоголь сработали как красная тряпка: разгневанные зрители требовали запретить спектакль за «опошление великой русской классики». Форма оказалась настолько сильным раздражителем, что о содержании – остро современном, болевом – уже не думали (и, конечно, не вспоминали, что пушкинские герои – отнюдь не трезвенники, убийство для них – вполне приемлемый способ устранения соперника, да и к донне Анне Дон Жуан ночью приходит не чаю попить). На первых показах в антракте часть зрителей уходила: театру не прощали обманутых ожиданий на приятный вечер в окружении актёров в красивых пышных платьях, литературно и аккуратно читающих поэтические строфы. Не прощали неуюта, возникающего от выхода за привычные рамки знакомой территории. Оставшиеся в зале на поклонах устраивали стоячие овации, срывали голоса, крича «Браво!», но не досидевших до финала всё равно было многовато. В начале этого сезона спектакль списали – он продержался на сцене меньше четырёх лет, будучи сыгранным всего по нескольку раз за сезон. К счастью, он не умер совсем – для андеграундного Ижевска он остаётся крупнейшим художественным явлением, и его (пусть во фрагментарном виде) стараются сохранить. 27 ноября несколько сцен из «Маленьких трагедий» будут сыграны в пространстве межрегиональной выставки современного искусства «Трагедия в углу»: вместо рябящих и потрескивающих помехами экранов за актёрами будут работы молодых художников–экспериментаторов из других регионов.

Не искать лёгких путей

У «Короля Лира» (18+), премьера которого состоялась чуть больше года назад, осенью 2017–го, в городе тоже сложилась репутация сложного, экспериментального спектакля «не для всех». Из всей махины шекспировского текста (если играть «Лира» без купюр, спектакль будет длиться часа четыре) Пётр Шерешевский оставил буквально по нескольку фраз, кодовых для каждого персонажа, вскрывающих их суть. При этом сценическое действие насыщено визуальными аллюзиями и метафорами: из кулисы в кулисы катаются огромные «колёса судьбы», под которыми оказываются герои; над ними маятником раскачивается старый шкаф, скрывающий и семейные тайны (те самые скелеты в шкафу»), и само хитросплетение времени (сыплющийся из его щелей песок превращает его в огромные часы). Все работающие в спектакле актёры берут высочайшую профессиональную планку. Театр продолжает расти сам (и делает это мощно и убедительно) и выращивать нового зрителя.

«Золотая маска» в Удмуртии

Во внеконкурсную программу премии «Золотая маска» «Маска плюс–2015» были включены спектакли «Дуры мы, дуры» глазовского театра «Парафраз» (кстати, этот спектакль будет сыгран на гастролях в Ижевске 1 и 2 декабря) и «Колбаса/Фрагменты» независимого ижевского театра Les Partisans.

В 2016 году во внеконкурсной программе «Золотой маски» «Детский Weekend» Театр кукол Удмуртии показал спектакль «ПроЖить». На главные награды премии претендовал спектакль Русского драматического театра «Маленькие трагедии». Он был заявлен в четырёх номинациях: «Спектакль большой формы», «Работа режиссёра», «Мужская роль», «Работа художника».

В 2017 году на премию в нескольких номинациях («Лучший спектакль малой формы», «Лучшая работа режиссёра», «Лучшая мужская роль второго плана») был заявлен «Процесс» глазовского «Парафраза».

В лонг–лист «Золотой маски–2018» были включены «Калека с острова Инишмаан» Русского драмтеатра Удмуртии и «Вино из одуванчиков» глазовского «Парафраза».

В лонг–лист «Золотой маски–2019» вошли несколько спектаклей из Удмуртии: «Чичиков Балаганъ театра «Парафраз» из Глазова, «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» Театра оперы и балета Удмуртии и «Деликатес. Удмуртская история преступлений» молодёжного театра «Les Partisans» из Ижевска.

В шорт–лист «Золотой маски–2019» решением жюри включён спектакль «Король Лир» Русского драматического театра. Он выдвинут в шести номинациях: «драма/спектакль большой формы», «драма/работа режиссера» (Пётр Шерешевский») «драма/мужская роль» (Николай Ротов), «драма/мужская роль второго плана» (Игорь Василевский), «драма/работа художника» (Александр Мохов и Мария Лукка), «драма/работа художника по свету» (Александр Рязанцев).

Весной 2019 года спектакли, включённые в шорт–лист и лонг–лист, покажут на московских площадках во внеконкурсной программе. Показы в Москве – обязательный «бонус» для всех спектаклей, номинированных на премию. Несколько лет назад география показов начала расширяться: спектакли–претенденты на главную профессиональную награду страны теперь играют в нескольких городах России и Балтии. В 2019 году благодаря объявленному Году театра «Золотой маске» удалось расширить географию этих показов: в фестивальный марафон, который включает в себя города от Владивостока до Калининграда, вписан и Ижевск.

Фото Сергей РОГОЗИН

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Жители Удмуртии смогут принять участие в конкурсе «Права человека – 2019»
3 июля
Творческое состязание проводят Уполномоченный по правам человека в Удмуртской Республике и Союз журна...
Память, облачённая в сталь
1 июля
**22 июня, в День памяти и скорби, жители села Кигбаево собрались у обновлённого мемориала землякам, ...
Театр списали на слом, но…
28 июня
Сделан конкретный шаг к строительству Культурного центра имени Короленко...
Священная земля
27 июня
Удмуртия присоединилась к военно-патриотической акции «Горсть памяти»...

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут