Национальные кадры

21 мая 2017
0

Возможно ли в Удмуртии развитие этнического кино?

%d1%81%d0%bc%d0%b8%d1%80%d0%bd%d0%be%d0%b2 %d0%ba%d0%b8%d0%bd%d0%be Национальные кадры

Дискуссия о том, почему в Удмуртии до сих пор не появился национальный кинематограф, продолжается не первый год. В очередной раз ее инициировал куратор «Ижевского киноклуба» Андрей Смирнов после проведенного им этой весной кинофестиваля «Этника», на котором было представлено около полутора десятков прекрасных картин, снятых в национальных республиках России.

На фестивале были показаны фильмы из Кабардино-Балкарии, Абхазии, Чечни, Алтайской Республики, а ровно половину программы заняло кино Якутии – территории, ставшей кинематографическим феноменом. В республике, все население которой – меньше миллиона человек, а столица Якутск – единственный город на огромной территории, превышающей площадь Аргентины, снимается кино мирового уровня, которым живо интересуются крупнейшие кинофестивали. При этом кино Якутии – узнаваемо-национальное, его герои действуют с логикой людей, обладающих не условным европейским или русским менталитетом, а именно якутским, их поступки и коллизии их судеб проистекают из специфики якутского воспитания, этики и морали, а также образа жизни якутов. Специфических национальных черт у удмуртов не меньше, чем у якутов – существует и особый национальный характер, и национальный темперамент, есть проблематика взаимодействия удмуртов с «внешним миром» и сложностей интеграции в современную глобальную культуру. Есть сохранившаяся до XXI века религия предков, живой национальный язык и активное культурное и научное сообщество, собирающее вокруг себя десятки, а то и сотни неравнодушных горожан. А национального кино при этом – нет.

Культурный код

– Андрей, может быть, это слишком категоричное утверждение?

– Национального кинематографа в Удмуртии, к сожалению, нет. Что такое национальный (этнический) кинематограф и чем он отличается от кино, снятого в регионах? Во-первых, национальное кино снимается на языке нации, которую оно представляет. Во-вторых, национальное кино должно быть снято представителями той нации и культуры, о которой идет речь. Представлять нацию – не значит обязательно принадлежать ей по крови, но обязательно означает опыт жизни в национальной среде, воспитание в ее культуре, знание языка и менталитета. То есть удмуртское кино может снять не только удмурт, но и этнический русский, еврей или татарин (или кто угодно), но живущий в республике, говорящий по-удмуртски, знающий среду и людей изнутри, а не по научным статьям. В-третьих, национальное кино снимается на основе национальной культуры. Так или иначе оно должно отражать свойства специфического «культурного кода», который уникален для каждого этноса. В принципе, эти условия относятся не только к национальному кино, но вообще к национальному искусству. И еще одно важное условие – национальное кино должно быть адресовано в первую очередь своему, национальному зрителю. Примером может служить то самое якутское кино, которое сейчас переживает бум: его снимают якуты для якутов, на якутском языке, а проблемы, которые поднимают фильмы, важны в первую очередь для жителей Якутии. Надо отметить, фильмы окупаются в местном прокате. И это при том, что кинотеатры в Якутии есть только в Якутске – городе, который в два раза меньше Ижевска.

Национальный вопрос

– Ситуация в Якутии выглядит почти фантастической.

– На самом деле - нет. В мире лидирует не глобальное, а национальное кино. По количеству ежегодных премьер первое место в мире занимает Болливуд, кинематограф Индии, а второе – Нолливуд, кинематограф Нигерии. Голливуд, рассчитанный не только на американский, а на глобальный рынок, всего лишь на третьем месте. И Болливуд, и Нолливуд рассчитывают в первую очередь не на международный прокат, а на собственных зрителей. В индийском и нигерийском кино снимаются местные актеры, они говорят на родном языке, взаимоотношения персонажей строятся с учетом традиционных социальных связей, этических, религиозных и иных особенностей этих стран. Собственно, поэтому мы так мало знаем об этом кино, а голливудскую продукцию смотрим. Что ни в коем случае не отменяет ценности болливудского и нолливудского кино для его целевой аудитории: национальное искусство чрезвычайно важно для национального самосознания народа и для развития других видов искусств, поскольку является синтетическим, объединяющим визуальные искусства, музыку, пластические искусства и так далее.

Как разбудить кинематографистов

– В Удмуртии был исторический момент, когда национальное кино могло взять мощный старт?

– Были моменты, которые безусловно повлияли на дальнейшее развитие национального искусства. Например, появление в 1994 году фильма «Тень Алангасара». Этот фильм, строго говоря, нельзя назвать «национальным» - он был адресован широкой аудитории и снят на русском языке. Но он вывел на большой экран удмуртскую поэтику, мифологию, историческую тему, он мобилизовал удмуртских художников, которые создавали для него декорации и костюмы. Жаль, что в свое время он не стал толчком для кинематографистов внутри Удмуртии, которые решили бы, что могут сказать больше, интереснее, современнее. И я бы хотел вернуть этот фильм в культурный контекст Удмуртии и мира: для этого нужно ремастировать изображение, сделать удмуртские и русские субтитры, показать его на фестивалях. Тешу себя надеждой, что сейчас он повлияет на молодых авторов больше, чем 20 лет назад.

Пока же единого, непрерывного творческого процесса в кинематографической среде Удмуртии я не наблюдаю. Уже несколько лет «Ижевский киноклуб» проводит Ижевский кинофестиваль, на который принимаются работы со всей Удмуртии, и могу сказать, что отдельные блестящие работы есть каждый год. Но пока появление того или другого хорошего фильма кажется случайностью, а не закономерностью. Нет уверенности, что этот автор снимет еще что-то. И нет такой насыщенной среды, чтобы простой одного автора не замечался, перекрывался работой других авторов. Особенно обидно, что кинематографисты, кажется, не очень интересуются кино. Они настолько нелюбопытны, что даже не приходят на показы, чтобы увидеть (может быть, в первый и последний раз) свой фильм и фильмы конкурентов на большом экране. И друг друга они не поддерживают, в отличие от кинематографистов Якутии, где существует дружное сообщество, а младшие учатся у тех, кто уже добился профессионального успеха и готов делиться наработками.

Похоже, да не то же

– Если продолжить сравнение Удмуртии и Якутии, то что там есть такого, чего не хватает в Удмуртии, чтобы национальный кинематограф состоялся как явление?

– До определенного момента ситуация в Якутии и Удмуртии кажется похожей. Молодые амбициозные люди из сельской местности, мечтающие принять участие в творческих процессах, переезжают в город. И вот здесь начинаются различия. Якутск – это якутский город. Молодые якуты оказываются там в органичной для себя среде и чувствуют, что их идеи, связанные с национальными темами, будут востребованы. Что кино, снятое на национальном языке, смогут посмотреть большинство жителей Якутска. Ижевск же – преимущественно русский город. Здесь не только основной язык коммуникации – русский, но и влияние русской, российской культуры ощущается сильнее, чем национальной. Молодые удмурты, стремящиеся сохранить свою национальную и этническую идентичность, оказываются в некоторой изоляции. Появляется ощущение, что если они будут творить на удмуртском языке и работать с национальными темами, то их зрителями в лучшем случае окажутся несколько сотен человек, которые говорят на языке и при этом интересуются современным искусством. И уж если молодой кинематографист из Удмуртии попадает на учебу в Москву, то обратно он не вернется – проверено практикой. Якуты же (чаще всего – выходцы из деревень, из стойбищ пастухов оленей, а вовсе не из «якутской интеллигенции»), получив первоклассное режиссерское или операторское образование в кинематографических вузах Москвы и Петербурга, едут обратно в Якутск. Вот почему там выходит десяток полнометражных игровых фильмов в год.

Перспектива

– Пессимистичная для Удмуртии перспектива, если ничего не изменится.

– А вот это как раз вопрос к удмуртскому творческому сообществу. Техническая база в республике достаточная для съемки любого шедевра – было бы желание. Есть мастера-документалисты и есть молодые люди, искренне заинтересованные в расцвете современной национальной культуры. Может быть, пришло время сделать еще одну попытку?


Мнения

К дискуссии о судьбе удмуртского национального кинематографа присоединились представители профессионального сообщества и лидеры нового поколения удмуртской творческой элиты.

Дарали Лели, сценарист, журналист, промоутер:

– Люди готовы к появлению национального кино. Первый и единственный раз за последние 25 лет настоящий аншлаг в кинотеатре «Дружба» собрала премьера удмуртоязычного фильма «Узы-боры». На вечеринке после премьеры объединились все творческие силы удмуртского сообщества от рок-музыкантов до диджеев и дизайнеров одежды. Многие в «удмуртской тусовке» до сих пор считают, что это было самое яркое и интересное событие, связанное с национальной культурой. Фильмы «Узы-боры» и «Пузкар», снятые польским режиссером и продюсером Петром Палганом в Удмуртии, остаются одними из немногих картин, отражающих менталитет удмуртов. «Узы-боры» как раз и снимался с прицелом на то, чтобы разбудить творческое сообщество Удмуртии, подтолкнуть местных авторов к созданию собственных фильмов. Но удмурты – интроверты, им сложно выйти из своего тихого угла. Тогда толчка не хватило. Сейчас, возможно, достаточно буквально пары-тройки человек, вокруг которых начнут собираться те, кто искренне хотел бы заниматься этническим кино, но не знает, с чего начать, боится стартовать без поддержки, нуждается в совете и просто эмоциональном «дружеском плече».

Татьяна Артемьева, директор Медиа-центра «Арт TV», школы телевизионного и кино-мастерства:

– Я считаю, что национального кино пока нет потому, что в Ижевске очень мало говорящих на удмуртском языке. Большинство носителей языка живут в деревнях. Решение здесь очевидное: мы сами будем выходить в районы, чтобы вдохновить людей, живущих там, привлекать их к съемкам кино. В этом году мы сделаем в Ижевске две смены летнего лагеря, куда будем приглашать ребят из деревень и районов. Обучение будет происходить на удмуртском языке. И во время смен мы уже попробуем снять что-то на удмуртском языке. И поскольку мы понимаем, что ребята из районов не смогут приезжать к нам в течение учебного года, мы готовы открывать филиалы в районах, в школах. И, конечно, важно, чтобы во главе процесса оказался человек с внутренним мотором и пониманием, что нужно делать самому, а не ждать помощи от кого-то. Он собирает команду единомышленников, и тогда что-то начинает происходить.

На фото: Андрей СМИРНОВ. Фото автора.

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Жители Удмуртии смогут принять участие в конкурсе «Права человека – 2019»
3 июля
Творческое состязание проводят Уполномоченный по правам человека в Удмуртской Республике и Союз журна...
Память, облачённая в сталь
1 июля
**22 июня, в День памяти и скорби, жители села Кигбаево собрались у обновлённого мемориала землякам, ...
Театр списали на слом, но…
28 июня
Сделан конкретный шаг к строительству Культурного центра имени Короленко...
Священная земля
27 июня
Удмуртия присоединилась к военно-патриотической акции «Горсть памяти»...

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут