Планёрка с Сергеем Бондарчуком. «Цирк существует благодаря энтузиазму фанатиков своего дела»

11 августа 2018
0

О том, есть ли предел человеческих возможностей, куда исчезли великие клоуны и за что Удмуртию ценят в цирковом мире.

Dsc 0032 Планёрка с Сергеем Бондарчуком. «Цирк существует благодаря энтузиазму фанатиков своего дела»

Сергей Бондарчук – продолжатель знаменитой цирковой династии (его отец, Геннадий Бондарчук, был известным акробатом, а мама, Татьяна Бондарчук, после ухода с манежа около 20 лет руководила Белорусским государственным цирком). В его собственном арсенале множество цирковых жанров (жонглирование, акробатика, дрессура, иллюзия), при этом работу на манеже он соединяет с режиссёрской и продюсерской деятельностью – ставит цирковые программы в разных странах и руководит частным цирком-шапито. В Ижевске Сергей Бондарчук частый гость – он бывал здесь и как артист, и как член жюри Международного циркового фестиваля. Сейчас ижевские зрители встречаются с ним как с импозантным и обаятельным конферансье-шпрехшталмейстером программы «Слоны и тигры» с участием итальянских, французских, белорусских и российских артистов, но далеко не все из них знают, что именно он собрал и возглавил эту интернациональную труппу.

УП Задание. Зайти за кулисы

Несмотря на участие в программе «Слоны и тигры» выдающихся акробатов, воздушных гимнастов, иллюзионистов (большинство участников шоу – лауреаты крупнейших цирковых фестивалей), Сергей Бондарчук убеждён, что зрителей в первую очередь притягивают животные. И его редакционное задание в качестве временного главреда оказалось связано с очевидным желанием публики узнать, как живут в цирке четвероногие артисты:

– Я бы хотел, чтобы журналисты сделали репортаж из-за кулис о том, чем питаются слоны, тигры и другие цирковые животные; cколько тонн продуктов они съедают ежедневно; какие прививки им делают; как часто их купают. Пока у нас ещё есть возможность наблюдать животных в цирке, надо это делать.

Анна Вардугина: Вы ведь, что называется, выросли в опилках?

– Да, я родился в цирке. Когда мне исполнилось 8 месяцев, родители уже поехали на гастроли. В четыре года я вышел в манеж в первый раз. У меня даже сохранилась фотография – я в костюме зайчика ассистировал замечательному клоуну Валентину Нестеренко.

– Почему нет новых клоунов-легенд?

– Сегодня уровень юмора (в том числе из-за влияния телевидения) упал очень низко, а люди стали скептичнее, жёстче, чем несколько десятилетий назад. Рассмешить их какой-то светлой, доброй шуткой стало очень сложно. Думаю, что и клоуны-легенды прошлых лет сегодня не имели бы особой популярности. Если бы сейчас на манеж вышел Олег Попов с бутылкой кефира и батоном и начал ловить одинокий нежный лучик, зрители бы, пожалуй, решили, что это дурачок какой-то. Но я надеюсь, что появится новое поколение клоунов, ради встречи с которыми люди пойдут в цирк. В конце концов, цирковое искусство не теряет популярности даже сейчас, когда все уткнулись в свои гаджеты. В России посещаемость цирков растёт, думаю, это происходит благодаря энтузиазму настоящих фанатов (я бы даже сказал, фанатиков), которые остались в профессии и создают уникальные номера.

Энвиль Касимов: Цирк – это болезнь?

– Однозначно. Человек, не заразившийся этим вирусом, не сможет ни выжить в этом мире, ни достичь высот в своём мастерстве. Довольно часто это неблагодарная работа, порой цирковые артисты вынуждены работать в очень сложных условиях. Я уже не говорю о деньгах – цирковые артисты отнюдь не миллионеры. Но если ты болен цирком, ты сможешь получать удовольствие от своей работы, от болящих после репетиции мышц, от бесконечных переездов.

Есть очень травматичные жанры, например, русские (или встречные) качели. Там после прыжка в воздух артист должен попасть в качающуюся металлическую планку. Чуть-чуть отклонился от траектории – сломал палец, чуть больше отклонился – сломал руку. И они всё равно прыгают, на обезболивающих, в гипсе, с титановыми штырями в костях. Мне как ведущему такие номера тоже сложно даются – я же сопереживаю артистам в каждом прыжке, понимаю, каково им приходится в каждый момент. Зрители радуются, аплодируют, а у меня сердце в горле скачет.

Нина Пузанова: Вы ведь тоже занимались акробатикой.

– Да, в детстве по десять часов подряд тренировался, репетируя акробатические трюки. Нагрузки были такие, что кровь из носа шла, и меня руководитель номера уже силком выгонял с манежа. Вечером приходил с репетиций, падал на кровать, утыкался носом в сгиб локтя и понимал, что одежда насквозь пропахла навозом, – весь день кувыркался на манеже, на котором работали животные. Но когда сам пашешь, этого не замечаешь.

Игорь Егоров: Есть ли предел человеческих возможностей или трюки будут всё более усложняться?

– Возможно, он существует, но пока его не видно. В жанрах, основанных на возможностях человеческого тела, за последние 10–20 лет прогресс колоссальный. Если бы акробат из середины ХХ века увидел номер современных молодых ребят, он бы не поверил, что такое возможно.

Раньше в цирке выпускались трюки, которых не существовало даже в спорте. Спортсмены и тренеры олимпийской сборной Советского Союза приходили в цирк, чтобы научиться у цирковых тому, что они умеют. А сегодня многие гимнасты, закончив спортивную карьеру, приходят работать в цирк. В западных шоу от шапито до знаменитого цирка дю Солей работают сотни наших бывших спортсменов. Но нынешние цирковые артисты вряд ли получили бы медали на Олимпиаде, потому что и спорт сегодня шагнул очень далеко вперёд. Нынешние дети-спортсмены делают такие трюки в прыжках в воду, во фристайле, в акробатике, да во многих видах, что челюсть отваливается.

Александр Кирилин: Вы ведь гастролировали в Сирии?

– Да, в начале 90-х годов. Видел и нынешнего президента Сирии Башара Асада (он тогда был студентом-медиком, учился в Лондоне), и его отца Хафеза Асада – мы работали для них представление. Мы объехали все сирийские города, выступали на сценах: стационарных цирков там нет, а в шапито по такой жаре работать невозможно. Сейчас я с болью смотрю на то, что там происходит: в те годы было невозможно предсказать, что в стране произойдёт что-то страшное. За два года, что мы там выступали, я только раз видел действительно страшный по нашим меркам случай: на базаре прилюдно, на деревянной колоде топором рубили пальцы вору. В остальном Сирия была приветливой, красивой страной.

Энвиль Касимов: Вы не раз встречались с Александром Александровичем Волковым. Какие воспоминания у вас остались?

– Да, я был очень хорошо с ним знаком. За всё время общения с ним я ни разу не почувствовал, что общаюсь с «большим начальником», – он держался уважительно и просто, не свысока, с искренней заинтересованностью. Он был единственным политиком и чиновником такого ранга, который был принят всем цирковым сообществом, получил международное звание «Посол цирка», был членом жюри фестиваля в Монте-Карло. За всю историю этого крупнейшего в мире циркового фестиваля он был единственным крупным иностранным политиком и главой региона, входящим в его жюри. Я знаю, что в мире цирка ему очень благодарны за то, что он построил один из лучших в России цирковых комплексов, обеспечил работой многих профессионалов, дал Ижевску возможность стать одним из центров циркового искусства.


Животные любят свою работу

– Сегодня цирк с животными официально запрещён в Нидерландах, и я думаю, рано или поздно это случится везде. Ну или не случится, если появится целая плеяда таких дрессировщиков, как работающий в нашей программе Иван Дефорж, который разговаривает с животными, как с людьми, который никогда не применяет по отношению к ним кнут, в его руках только пряник. Если цирк животных запретят, то я буду переживать о том, что произошло со всеми этими медведями, тиграми… Их отдадут в зоопарк или просто усыпят, потому что зоопаркам не нужно столько медведей и тигров? Или прилюдно убьют и расчленят, как поступили в датском зоопарке с «лишним» жирафом? В любом случае наши дети лишатся возможности наблюдать вблизи за животными в контакте с человеком. Наши дети и так теряют многие добрые качества – я сам отец и могу обсуждать личный опыт. Современный ребёнок уже сейчас не понимает, что такое настоящее животное, как с ним общаться. С запретом цирка зверей мы лишим их и этой возможности контакта. Зоопарки этот опыт, на мой взгляд, не заменят.

А ещё я убеждён в том, что цирковые животные любят свою работу. Сейчас я каждый день вижу, как незадолго до начала представления наши тигрицы в своих больших клетках начинают бегать по кругу – разминаются, готовятся к выходу на манеж. Лошади, слыша знакомую музыку, концентрируются и буквально рвутся в бой. Я, например, никогда не работал с животными силовыми методами, и если мне надо было «наказать» лошадь за неповиновение, просто отстранял её от выступлений. Кормил, поил, чистил, а на манеж не пускал. За три дня конь настолько начинал скучать по работе, что сам безошибочно отрабатывал всю программу.

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Профессионал, труженик и человек широкой души
3 июля
Память выдающегося строителя Николая Шишкина увековечена в Ижевске...
Кирпичик в основание благополучия
3 июля
**Студенческим семьям при рождении ребёнка выплачивают материальную помощь в размере 100 тысяч рублей...
В Ижевске на обустройство «ливневки» в этом году потратят 10 млн рублей
2 июля
Рабочие проведут капитальный ремонт 8 участков сети....

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут