Полина Дашкова в Ижевске: «Желаю вам фасады исторических домов привести в норму»

11 сентября 2015
0

Одна из популярнейших российских писательниц стала специальным гостем второго книжного фестиваля «Читай, Ижевск!»

Dsc 0198 Полина Дашкова в Ижевске: «Желаю вам фасады исторических домов привести в норму»

Ее романы стоят в современной российской литературе особняком – умные, критичные и гуманистические, остросюжетные, но не навязчиво-приключенческие, а оставляющие пространство для размышлений. В самой Полине Дашковой ижевские читатели на фестивальных встречах обнаружили ту же особость: писательница не боится иметь собственное мнение, свободно говорит о своих убеждениях, далека от напускного благодушия и просит всех своих читателей начать думать собственной головой.

Место в истории

Предваряя дежурный вопрос о творческих планах, Дашкова сказала, что сейчас работает над новым романом – его действие разворачивается в 1970-х, и очередное обращение к отечественной истории для нее не случайно:

— Мы не знаем историю нашей страны, к сожалению. Более-менее нам известна только история до 1914-1917 гг., да и то с искажениями. А с этого переломного момента, когда началась трагедия России, мы знаем только официальную версию событий, и эта версия чрезвычайно далека от правды. Причем сама версия переписывалась несколько раз: при Сталине была одна пропаганда, при Хрущеве – другая, при Брежневе – третья. Каждая следующая отрицала все то, что провозглашала предыдущая. Но нужно понимать, что все эти версии – только политика, а не история. У каждой страны были свои трагедии и черные пятна, многие правительства предавали свой народ, но это обычно разоблачалось и подвергалось резкой общественной критике. У нас почему-то люди довольствуются теми клише, которые предлагает им пропаганда. Хотя – что страшного произошло бы, если бы люди узнали обо всех ужасах, которые происходили в нашей стране? В конце концов, они совершались такими же людьми, как мы с вами. Одни из них были хуже, другие лучше, у большинства были те или иные причины поступать так, а не иначе: корысть, жажда власти, страх за своих родных и т.д. Почти для каждого палача можно найти если не оправдание, то объяснение его поступков, и это могло бы стать уроком и предостережением следующим поколениям. Вообще для меня в истории нашей страны существуют только три фигуры, которые я воспринимаю как исчадия ада — это Иван Грозный, Троцкий и Сталин. Поверьте, я пришла к этому выводу не наслушавшись пропаганды с той или иной стороны, а читая множество архивных документов, изучая факты и делая собственные выводы.

— Получается, чтобы разобраться, где правда, а где вымысел, надо посвятить этому годы кропотливого труда?

— Чтобы почувствовать, что произошло со страной за последние сто лет, не обязательно изучать весь пласт документов, все сферы жизни. Но нужно хотя бы изучить историю своей семьи: посмотреть, кем ваши предки были до 1917 года, как они жили, чем владели, и кем стали потом, что с ними произошло.

Я всегда обращаю внимание на бытовую сторону жизни. Для меня важно, есть ли у людей возможность принимать душ так часто, как это нужно, делать прическу, хорошо пахнуть. Когда человек теряет привычку нормально мыться, надевать свежее белье, у него формируется сознание человека униженного. Это видно даже по глазам. Чтобы ощутить атмосферу в обществе той или иной эпохи, даже десятилетия, не обязательно досконально разбираться в политической ситуации. Достаточно заглянуть в повседневную жизнь – городскую и деревенскую. Сохранилось множество фотографий России и ее жителей до 1917 года и после – не только постановочных, но и документальных, непарадных. В 1913 году Россия вошла в пятерку самых экономически развитых стран, и этот факт не расходится с тем, что мы видим на фото. Крепкие, добротные дома – в таких живут люди, уважающие свой труд. Одежда, даже если из недорогих тканей – опрятная, практически всегда отглаженная. В лицах людей — чувство собственного достоинства. Это ощущение сохраняется, пожалуй, еще до эпохи НЭПа. А потом в кадре появляется тот самый человек униженный, о котором я говорила.

Литература может спасти жизнь

— Вы всегда знали, что будете писать?

— Едва я вылезла из младенческого возраста, как начала описывать все вокруг. Уже лет в 10 я планировала написать большой роман – с тайнами, приключениями, смелыми героями. Но я так и не решилась признаться в этом родителям, и идея так и осталась невоплощенной. Свою первую повесть я написала спустя много лет, когда у меня уже были две дочери. На то, что ее напечатают, я особо не надеялась: рукопись была тощая, выглядела несолидно. Помню, как принесла ее в крупное издательство «ЭКСМО», зашла в кабинет редактора, где вдоль всех стен стояли книжные шкафы и на рабочем столе тоже возвышались стопки книг и рукописей, и подумала, что моя повесть наверняка затеряется в этом море литературы. Но уже через два или три дня мне позвонили и сказали, что надо очень срочно прийти подписать договор на книгу.

Конечно, это было головокружительное ощущение – видеть, как написанное тобой читают незнакомые люди. Меня вдохновляло, когда мне говорили хорошие слова люди, которые ничем не были со мной связаны и не должны были делать мне дежурные комплименты – и я понимала, что их слова искренни. И до сих пор лучшим подарком от читателей для меня остаются истории, что мои книги помогают кому-то справиться с бедой, выжить, выздороветь. Однажды в книжном магазине ко мне подошла старушка, подарила пасхальное яичко и образок Пантелеймона-целителя, и сказала, что ее сын-офицер лежал в госпитале, читал мои книги и они придали ему сил для того, чтобы встать на ноги. Я знаю немало документальных историй, когда литература, например, цитируемые наизусть главы «Евгения Онегина», спасала человеку жизнь – помогала ему сохранить себя, сохранить надежду и внутреннюю силу. После таких встреч, конечно, думаешь, что не зря выбрала этот путь.

Вторую повесть я написала очень быстро и издала ее вслед за первой – стало понятно, что писательство в моей жизни надолго и всерьез. Но творческих рецептов у меня нет. Делай что должно, не халтурь – вот, кажется, и все. Никогда не считала нужным подстраиваться под конъюнктуру книжного рынка, добиваться популярности любой ценой, «ориентироваться на читателя». Мне вообще кажется, у меня нет так называемой целевой аудитории – знаю, что мои романы читают люди всех возрастов, мужчины и женщины. Может быть, именно поэтому мои первые книги все еще продаются.

Хотя я все чаще думаю, что писательство перестает быть профессией – в смысле единственного главного занятия, которое может приносить не только моральное удовлетворение, но и средства к существованию. Люди уже привыкли скачивать книги бесплатно с пиратских сайтов, и это влияет на тиражи издательств и гонорары авторов. Мои книги продаются все меньше, потому что уже через несколько дней после официального выхода нового романа он появляется в электронной версии на этих бесплатных сайтах. На Западе эта проблема решается быстро и жестко: наказанием скачивающего. Тому, кто ворует книги из Сети, выставляют такие штрафы, что он трижды подумает, прежде чем скачать нелегальный контент снова и, скорее всего, предпочтет скачать книгу за небольшую плату на официальном сайте издательства.

Герой не ее романа и приход Славы

— Как ваша семья воспринимает вашу популярность?

— Лучше всего ответить одной историей. Когда я еще только набирала популярность как писатель, одно издание опубликовало обо мне текст, где была замечательная опечатка: «к приходу Славы семья Полины отнеслась с радостью». Мы так до сих пор и не знаем, что за Слава такой пришел в наш дом. Если серьезно, моим близким не важно, узнаваема я или нет, показывают ли меня по телевизору, просят ли у меня автографы: им нужно только, чтобы я была здорова, счастлива и рядом с ними.

— Насколько ваши романы автобиографичны?

— Я никогда не «выводила» себя в своих книгах в качестве того или иного персонажа, но есть один образ, с которым я могу себя ассоциировать, – это Никита Ракитин из романа «Золотой песок». Он тоже писатель, история его семьи близка истории моей. И переделка, в которую он попадает, могла бы произойти со мной.

Завязка этой истории, по крайней мере, произошла на самом деле. Меня часто спрашивают, пишу ли я книги на заказ и просят ли меня написать о ком—то конкретном. Так вот, один раз такая просьба была. Ко мне обратился мужчина, род деятельности которого можно обозначить так – бандит, вор в законе. И он попросил написать книгу о его сыне, который тоже занимался чем—то противозаконным. Я согласилась встретиться с этим сыном. Точнее всего мое впечатление от этой встречи можно сформулировать вопросом «если ты такой богатый, то почему такой идиот, а если ты такой идиот, то почему ты такой богатый?». Он и вправду показался мне почти слабоумным, но при этом был невероятно самоуверенным. На полном серьезе говорил, что сам бы написал замечательный роман о своей жизни, просто ему времени не хватает.

Я, конечно, отказалась с ним сотрудничать. Порекомендовала обратиться к авторам дамских романов, потому что рассказанная им история вполне могла быть записана в этом жанре: по его словам, все встреченные им женщины сразу же теряли от него голову. Конечно, он был расстроен моим отказом: он уже представил себе, что его жизнеописание стало бестселлером, по нему сделали сценарий для Голливуда и в фильме его будет играть Киану Ривз. Но я не могла согласиться: писать на заказ я не планирую и поддерживать отношения с подобными людьми не кажется мне разумным. И все же я с удовольствием использовала эту ситуацию для романа «Золотой песок», и мой герой Никита Ракитин переживает все те приключения, от которых отказалась я. А в новом романе «Чувство реальности» этот бандит послужил прототипом для одного из персонажей, которого я выписала, не пожалев на него красок.

Книги и реальность

— Есть ли у вас мечта?

— Да, мечтаю побывать в Африке. Не в Египте, а в настоящей континентальной Африке, за Сахарой. На эту идею меня натолкнул африканский дневник Николая Гумилева. Но на самом деле я туда не поеду, потому что нужно делать слишком много прививок, и потом я не люблю мух цеце и других насекомых и не переношу плохие запахи и грязь. Думаю, что после очарования художественного слова африканская реальность меня разочарует. Но в качестве мечты она выглядит неплохо.

— Какие впечатления у вас оставил Ижевск?

— Замечательные, открытые, умные люди и облупленные фасады исторических домов в центре города. Желаю вам привести их в норму, хотя бы просто покрасить, потому что жаль лишать себя удовольствия видеть красивые дома в зеленом, уютном городе. А еще я была в вашем книжном магазине, и у меня была удивительная встреча – с трехлетней девочкой Аминой. Она читает с 2,5 года вслух, текст любой сложности. И она читала мне мою книгу. Впечатление было очень сильным. Я нигде больше таких детей не встречала, она – ваш феномен.

Виктория Суворова Фото автора

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Систему мотивации талантливых детей создадут в Удмуртии в 2020 году
2 июля
Такую задачу поставил Глава региона перед профильными министерствами и ведомствами....
Покоряя вершины знаний
2 июля
В резиденции Главы Удмуртии состоялся торжественный приём выпускников школ....
Предпринимательские компетенции в вузе
1 июля
В УдГУ при поддержке Банка МСП прошёл конкурс студенческих бизнес-планов ...
Школы в Удмуртии получили новые автобусы
27 июня
Транспорт приобрели в рамках реализации национального проекта «Образование»....

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут