Тысяча и одно произведение искусства

16 января 2017
0

Коллекция кимоно рассказывает о жизни самураев, куртизанок и японских аристократов.

1482746317u21377tmjg1018509331 orig Тысяча и одно произведение искусства

В ВЦ «Галерея» продолжает работу выставка «1000 и 1 кимоно», открывающая секреты не только японского традиционного костюма, но и менталитета этой страны, разительно отличающегося от мироощущения европейцев или россиян.

Избавиться от стереотипов

Выставку кимоно представляет коллекционер, писательница, культуролог Александра Баркова (Москва). В Ижевскую экспозицию попали несколько десятков кимоно XVIII-XX вв., - примерно треть всей коллекции, собранной Барковой за восемь лет. Здесь есть и повседневные кимоно горожанок XIX века, и мужские куртки-кимоно «хаори», расписанные сценками с участием божеств, драконами и даже портретами реальных исторических героев; роскошные свадебные мантии-кимоно, детские кимоно с символикой удачи и здоровья и даже редчайший из раритетов – самурайское кимоно для сеппуку, самурайского самоубийства.

Белая, без единого декоративного элемента материя этого кимоно подчеркивает, что человек, надевший его, уже считается умершим. Рассказывая об этой одежде, Александра Баркова избавляет зрителей выставки от привычного заблуждения:

– Нам хорошо знаком термин «харакири», и в переводе с японского он означает то же самое, что «сеппуку» - разрезание живота. Только вот словом «сеппуку» японцы называют сам акт самоубийства, позволяющий умереть с честью, а «харакири» - это изображение самоубийства на сцене театра кабуки, а позднее и в кино. Европейцы, как это часто бывает, восприняли отражение явления в зеркале культуры за само явление. Выставка освобождает и от других стереотипов. Здесь, наконец, внимательный посетитель может уяснить, что шпильки, торчащие из высокой японской прически, означают вовсе не изысканную аристократическую даму.

– Красавица с обилием шпилек в прическе – это даже не гейша (танцовщица «кордебалета», выступающая перед клиентом до появления главной героини вечера), а куртизанка, прекрасно образованная, утонченная, владеющая множеством искусств - от танца и музицирования до стихосложения. В массовую культуру прическа куртизанки проникла благодаря тому, что «веселые кварталы» (а гейши появились только в XVIII веке!) в Японии были отнюдь не неприличными районами, где благородной даме было немыслимо появиться, а, напротив, центрами культуры, куда жены и дочери купцов приходили, чтобы полюбоваться нарядами и прическами знаменитых куртизанок, а потом, быть может, и себе заказать что-то подобное.

Стремление к совершенству

Растянутые по стенам галереи кимоно кажутся произведениями искусства, созданными исключительно из эстетических соображений – чтобы явить миру эту удивительную красоту. Вышитые или вытканные с необыкновенным мастерством птицы, цветы, ветви, листья, морские волны кажутся перенесенной на шелковую ткань поэзией. Однако все эти кимоно были сшиты и расписаны для практического использования: их не просто надевали от случая к случаю, но много носили одно поколение за другим (по словам Александры Барковой, для хорошего кимоно и двести лет не критический возраст). Об этом свидетельствуют не потускневшие краски или потертая ткань (японские шелка и столетия спустя выглядят превосходно), и даже не случайные пятнышки, которые уже невозможно отстирать, а швы на уровне лопаток – кимоно подгоняли по росту новой обладательницы, даже если для этого приходилось немного нарушить целостность рисунка.

При этом мастера, создававшие кимоно, стремились сделать их совершенными вне зависимости от того, сколько людей сможет оценить их красоту и гармонию. Они знали, что рисунок надетого по всем правилам кимоно не будет читаться целиком (многие его части будут заправлены в складки, скрыты под поясом), и все же прорабатывали каждую деталь. А когда в Японии вводились законы против роскоши (а делалось это не раз), изысканные рисунки начинали наносить на подкладку кимоно – на его внутреннюю поверхность, которую видел только мастер, создавший наряд, и его хозяин. С точки зрения европейца – курьез. Но это полностью соответствовало японскому принципу делать вещь идеальной, даже если она не предназначалась для обзора. Красота должна существовать ради самой красоты.

Костюм, меняющий сознание

Одним из самых запоминающихся моментов открытия выставки было облачение сотрудницы «Галереи» Натальи Лурье в полный комплект японского наряда. В процессе одевания, который у настоящей японки занимает всего четыре минуты утреннего времени, а в выставочном зале растянулся больше, чем на четверть часа, можно было узнать и об эстетических представлениях, и о мировоззрении японцев.

Надевая один предмет гардероба за другим, Александра Баркова объясняла его значение в японском костюме, который опытный человек читает, как подробный рассказ о своей хозяйке.

– Мы все привыкли к словосочетанию «нижнее белье». Но почему не просто «белье»? Должны ли мы сделать вывод, что раз бывает нижнее, то есть и верхнее белье? Должны! В европейской культуре примером нижнего белья осталась только мужская сорочка, которая, вообще-то, предназначена для ношения под верхней одеждой и исторически могла быть видна из-под нее только в области воротника и манжетов. В комплекте одежды в Японии и сейчас остается совершенно обязательным женское «верхнее белье» – нижнее кимоно, которое видно окружающим только в зоне ворота и в прорезях рукавов верхнего кимоно.

Пока хозяйка коллекции немного оттягивает на Наталье Лурье ворот кимоно сзади у шеи, создавая характерный японский силуэт, зрители успевают заметить, что нижнее кимоно расписано так же тщательно, как верхнее. То, что целиком этот предмет одежды не видит никто, кроме его хозяйки, не повод меньше заботиться о его эстетическом совершенстве. Надев верхнее кимоно, полы которого ложатся на пол, Александра Баркова начинает перехватывать его тонкими веревочками и шнурами, создавая напуски на тонкой талии и формируя узнаваемый по японским гравюрам абрис фигуры.

– В Японии верхом привлекательности считается совершенно прямая женская фигура, без заметной талии. Даже если у женщины собственная талия вполне выраженная, с помощью правильно надетого кимоно ее не подчеркивают, а, наоборот, выравнивают. Эти каноны женской привлекательности настолько незыблемы, что до сих пор в Японии проводится два типа конкурсов красоты. Одна серия конкурсов работает с девушками так называемых мировых модельных стандартов «девяносто-шестьдесят-девяносто». Победительницы этих конкурсов представляют потом Японию на международных конкурсах красоты. Это «красота на экспорт». А вот второй тип конкурсов адресован самому японскому обществу. В нем принимают участие типичные японки – невысокие, худенькие, с почти андрогинными фигурками. Победительницы этих конкурсов и чествуются в Японии как настоящие красавицы.

В японском костюме много цвета. Полностью белые или черные кимоно используются только в особо регламентированных ситуациях. Контрастов здесь не боятся. В прорезях голубого, украшенного цветочными ветками верхнего кимоно (ему сто лет, и его много носили, но выглядит оно совершенно как новое), видны бело-оранжевые рукава нижнего кимоно. Поверх комплекта Александра Баркова закрепляет широкий пояс с изображениями европейских парусников, больше похожий на корсет, формирует из длинных концов «подушечку» на спине…

Наталья Лурье, специалист экспозиционно-выставочного отдела «Галереи», получила возможность носить настоящее историческое кимоно несколько первых дней работы выставки. Она признается, что сама не ожидала, насколько эта одежда повлияет на ее восприятие собственного тела и окружающего мира:

– У меня всегда было желание примерить кимоно, испытать те же ощущения, которые ежедневно переживает японская женщина. Но желание было связано с эстетикой: кимоно казалось мне просто-напросто красивым. А оказалось, что эта одежда действительно влияет на сознание. В кимоно я чувствую себя очень спокойной, женственной. Спина как будто «вытягивается» - позвоночник распрямляется. Сутулиться в этом высоком поясе физически невозможно, как в корсете. Из-за того, что подол кимоно довольно узкий, шаг становится коротким и медленным – шагнуть широко и свободно в кимоно не получится при всем желании. Почти мгновенно это новое существование тела перестраивает работу головы: хочется быть такой же неторопливой, как короткие шаги, что-то созерцать, сохранять внутренний покой. В движениях рук появляется плавность – хочется наблюдать, как двигаются широкие рукава, похожие на крылья. Настраивает на мягкость, спокойствие и то, что в рисунке на кимоно нет ни одного острого угла – все линии плавные, текучие, легкие – и это касается не только надетого на меня кимоно, но вообще всех. В повседневных джинсах я об этом не задумываюсь, а вот в шелках, расписанных мотивами природы, я отчетливо ощущаю свою связь с окружающим миром, как будто начинаю взаимодействовать с деревьями за стенами галереи, с водой пруда, с небом. Это удивительная ясность осознания единства со всем окружающим, - невероятно, что его дает «всего лишь» одежда. Кроме того, в натуральном шелковом кимоно очень тепло, но не жарко.

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Жители Удмуртии смогут принять участие в конкурсе «Права человека – 2019»
3 июля
Творческое состязание проводят Уполномоченный по правам человека в Удмуртской Республике и Союз журна...
Память, облачённая в сталь
1 июля
**22 июня, в День памяти и скорби, жители села Кигбаево собрались у обновлённого мемориала землякам, ...
Театр списали на слом, но…
28 июня
Сделан конкретный шаг к строительству Культурного центра имени Короленко...
Священная земля
27 июня
Удмуртия присоединилась к военно-патриотической акции «Горсть памяти»...

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут