В глазовском театре «Парафраз» идет спектакль по роману-антиутопии

2 марта 2016
0

Спектаклем «Процесс» (16+) по роману Франца Кафки глазовский театр «Парафраз» продолжил начатый несколько лет назад цикл о том, что в реальности часто хочется не только жить, но и бежать из нее без оглядки.strong text

%d0%9f%d1%80%d0%be%d1%86%d0%b5%d1%81%d1%811 В глазовском театре «Парафраз» идет спектакль по роману-антиутопии

История побега

Восторженными оптимистами «парафразовцы» не были никогда. Лучшие спектакли этого театра говорили не о том, что все будет хорошо, а о том, что даже в самой отчаянной ситуации можно найти в себе силы улыбнуться - пусть и сквозь слезы. Как улыбалась незадачливая в отношениях с мужчинами Надя в спектакле «Где-то и около» по пьесе Анны Яблонской, вспоминая о том, как грел ее в детстве теплый Луч. Или как улыбался Билли из «Калеки с острова» МакДонаха, который узнал не только о том, что он смертельно болен и уже никогда не уедет из забытой богом глуши, но и что оторва Хелен согласна пойти на свидание с ним. Или Жанна д’Арк из «Жаворонка» Ануя, которая совсем не хотела погибать на костре, но нашла в себе силы с улыбкой шагнуть туда и не предать все, во что верила. Или немолодые провинциалки из вербатима «Дуры мы, дуры», находящие в себе нежность к недотепам работягам потому, что иллюзий о возможном появлении «принцев» давно не осталось.

Эта обезоруживающая честность «Парафраза» превратила его в своеобразный камертон жизни Глазова, да и вообще провинциального российского города. И, очевидно, театр не смог не заметить, как современники начинают прятаться от все более нервирующей, пугающей реальности. В 2013 году здесь появился первый из спектаклей о «побеге», вербатим «Короли и капуста», рассказывающий о том, как жители провинциальных городков скрываются от политических новостей и экономических неурядиц на огородах и дачных участках. Через год в «Парафразе» появился спектакль «Представьте, что…», основанный на детективной истории Агаты Кристи и указывающий еще один путь для спасения от угнетающей реальности - в мир воображения и искусства.

Чем именно ужасна жизнь, от которой хочется скрыться, уйдя с головой в любимую книгу или в выращивание огурцов, «Парафраз» тогда обозначал лишь пунктиром. Но в этом сезоне в театре прямо заговорили о том, от каких ощущений нашим современникам хочется сбежать. Заговорили, опираясь на один из самых страшных романов-антиутопий - написанный ровно сто лет назад «Процесс» Франца Кафки.

Превращение

В центре сюжета - история обычного банковского служащего Йозефа К., который, не совершив ничего дурного, попадает под арест и оказывается вынужден оправдываться… в чем угодно. Ему не предъявляют обвинение, подразумевая, что уж в чем-нибудь виноват каждый человек. Прямого насилия по отношению к нему не применяют и даже не заключают под стражу («Живите, как жили всегда, просто под арестом», - успокаивает Йозефа К. следователь), но с этого мгновения герою невозможно отделаться от ощущения, что он больше не свободен.

Человек, не знающий за собой никакой вины, в сердце которого начинает звучать музыка, едва он сталкивается с чем-то волнующим его, то есть самый обычный, среднестатистический «хороший человек», удивительно быстро привыкает к тому, что внешняя сила вторгается в его жизнь, держит в постоянном напряжении и ожидании чего-то ужасного. Именно этот процесс привыкания к неестественной, несвободной жизни становится предметом исследования «Парафраза», а не условный судебный процесс. Исполняющий роль Йозефа К. Владимир Ломаев играет постепенное и неотвратимое превращение живого человека в бесконечно уставшее, смирившееся, потухшее существо. Когда его Йозеф К. впервые сталкивается с процессом, в нем чувствуются энергия, азарт, мощный внутренний импульс. Он выглядит сдержанным, но под кожей лица ходят желваки, короткой судорогой сжимается кулак, плечи расправлены, шаг легок, а взгляд открыт и требователен. Этот Йозеф К. раздражается, недоумевает, возмущается, приходит в ярость. Его брови взлетают и заламываются в гримасе скептической насмешки, спина кажется сжатой пружиной - вот-вот расправится и вытолкнет и гаденько хихикающих судебных служащих, и следователя, и инспектора. Но чем дальше тянется бессмысленная волокита процесса, тем мягче и безвольнее становятся мускулы Йозефа К. и тем больше усталости и глубокой грусти появляется в его глазах. Малая сцена «Парафраза» позволяет увидеть, как сереет и буквально на глазах стареет его лицо, когда в его глазах потухает искра внутреннего мятежа, когда он смиряется.

«Процесс» получился спектаклем о том, как опустошает и выматывает жизнь, в которой ты сам себе не принадлежишь, но каждый день нужно оправдываться, опасаться, ждать беды и чувствовать себя бессильным что-то изменить.

Между вымыслом и реальностью

Не раз и не два за вечер на «Процессе» теряется ощущение художественного вымысла. Классическая антиутопия вызывает ужас, но и оставляет ощущение дистанции, которая позволяет оценить кошмар происходящего со стороны и подумать: нет, до такого не должно дойти, мы не допустим этого. В глазовском спектакле по роману Кафки, написанному век назад, этого зазора почти не остается: те же истории, что разыгрываются на сцене, происходят за стенами театра. Судебные служащие съедают завтрак обвиняемого и распихивают по карманам его белье. Суд признает народные пословицы оскорбляющими полицейских. Кажется, второе событие выглядит более абсурдно, но именно оно реально и произошло в настоящем российском суде в один из дней, когда игрался «Процесс», а первое - выдумка. По ту сторону рампы, на сцене, бульдозер сносит дом обычного гражданина, поскольку этот дом оказывается на месте будущей трассы. По эту сторону – бульдозеры ровняют с землей московские павильоны с мелкими магазинчиками.

Режиссер спектакля Дамир Салимзянов вынужден искать дополнительные выразительные средства для того, чтобы подчеркнуть: «Процесс» - пока художественная, а не документальная реальность. Поэтому происходящее в спектакле оборачивается то сном Йозефа К., то его горячечным бредом на койке, напоминающей больничную, в окружении людей в белых халатах. Но эти образы, едва ли смягчая ощущение достоверности происходящего, только расширяют художественную вселенную спектакля. Финальная сцена, в которой крепкие люди в белых халатах укладывают Йозефа К. на обитую металлом койку и ввинчивают в него дрель, отсылает не столько к роману Франца Кафки (в котором героя закалывают ножом), сколько к еще одному важнейшему произведению мировой литературы о противостоянии личности и системы - «Пролетая над гнездом кукушки» Кена Кизи с его психушкой и лоботомией для каждого, кто рискует бороться за свою самость.

Разоблачение кошмара

Пространство спектакля пустое и холодное. Стены обшиты сизым металлом, как в казенных помещениях – заводских столовых, изоляторах или моргах. От этих холодных голых стен отражаются резкий свет и выматывающий нервы звук. Сначала это «белый шум» раций многочисленных наблюдателей, которые фиксируют каждый шаг Йозефа К. Потом в этот механический треск добавляется странная тягучая нота – бесконечная, звенящая, ввинчивающаяся в голову до зубной боли, до зуда под кожей. В триллерах таким «нойзом» нагнетается атмосфера тревоги и близкой опасности.

В спектакле источник дискомфорта раскрывается: пугает и изматывает героя и зрителей сущая ерунда. Мерзкий звук возникает от того, что один из актеров водит пальцем по краю бокала с водой: кромешный ужас оказывается всего лишь скрипом кожи по влажному стеклу. Но от того, что прием манипуляции нашими чувствами разоблачен, пытка не становится менее действенной: надсадная нота продолжает перепиливать нервы. Этот бесконечный стонущий звук, возникающий под медленно двигающимся пальцем, становится метафорой всей бюрократической системы: мы знаем, как она работает, но легче нам от этого не становится.

Смех побеждает страх

Каким бы гнетущим ни казалось описание происходящего на сцене, «Процесс» глазовского театра отнюдь не мрачная, депрессивная «чернуха». «Парафраз» со свойственным ему даром замечать смешное в любом сюжете превратил одну из главных антиутопий ХХ века в динамичную черную комедию. Нелепы судебные служащие, вторгающиеся в квартиру Йозефа К. Полна гротескного комизма фигура Экзекутора, готовящего розги (и, в соответствии с нашими реалиями, бутылку из-под шампанского) для проштрафившихся служак. Смешон Адвокат, который не может не только помочь своим клиентам, но даже добраться до чая в своем стакане, потому что путается в громоздком одеяле. Обитатели «системы», в которую бессмысленный процесс втягивает Йозефа, похожи на персонажей цирка уродцев и вызывают одновременно и омерзение, и смех - тем, что сами не видят своей глупости, подлости, внутренней и внешней мутации – неестественно тонких синюшных ножек, безвольных животов, снующих по губам языков, то выпученных, то подозрительно сощуренных глаз. Художник по костюмам Елена Попова одела актеров так, что в повседневных брюках, рубашках, платьях и плащах они стали выглядеть непропорциональными, гротескными, едва похожими на людей.

Для Йозефа К. этот морок закончится, когда он окончательно смирится и ляжет на холодный стол под белую простыню - чтобы умереть или проснуться от ночного кошмара. Это каждый из зрителей решит для себя сам. Пока еще есть возможность делать выбор.

P.S. Спектакль «Процесс» театра «Парафраз» станет участником республиканского фестиваля профессиональных театров «Театральная весна - 2016», который пройдет в городах Удмуртии с 14 по 21 марта.

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Жители Удмуртии смогут принять участие в конкурсе «Права человека – 2019»
3 июля
Творческое состязание проводят Уполномоченный по правам человека в Удмуртской Республике и Союз журна...
Память, облачённая в сталь
1 июля
**22 июня, в День памяти и скорби, жители села Кигбаево собрались у обновлённого мемориала землякам, ...
Театр списали на слом, но…
28 июня
Сделан конкретный шаг к строительству Культурного центра имени Короленко...
Священная земля
27 июня
Удмуртия присоединилась к военно-патриотической акции «Горсть памяти»...

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут