В Ижевске открылась выставка войлочных игрушек «Узелки на память»

7 августа 2013
0

«У меня почти не было детских фотографий. Теперь есть», - признаюсь я после открытия выставки «Узелки на память» художнице по войлоку Ирине Андреевой. «У меня тоже. Может быть, поэтому мне так важно было создать эту историю», - отвечает она. Удивительная выставка, на которой можно встретиться со своим детством, открылась в ВЦ «Галерея».

1363710310 В Ижевске открылась выставка войлочных игрушек «Узелки на память»

Ирина Андреева берет овечью шерсть натуральных расцветок, чистую воду, вспоминает… и в ее пальцах рождаются образы, от которых щемит сердце даже у старых мизантропов. За те годы, что Ирина занимается войлочной скульптурой, у нее состоялось несколько выставок, в каждой из которых рассказывается та или иная история. Новая выставка «Узелки на память», которая отправилась в этом году в путешествие по России и наконец добралась до Ижевска, - это рассказ о теплом, счастливом детстве в деревенском доме.

Образный мир Ирины Андреевой рифмуется с теми неяркими, полустертыми воспоминаниями, которые лежат у нас в дальних уголках души. Какие-то детали помнятся ясно и четко – и они воссозданы Ириной Андреевой максимально реалистично. Настолько, что зрители ахают, глядя на серые листья войлочных растений: как живые! У крупных войлочных луковиц, «растущих» в стаканах на подоконнике, густо висят белые корни-нити. У войлочного алоэ такие острые зубцы на мясистых листьях, что боязно уколоться. Другие образы остались где-то на краю памяти зыбкими, словно неясные силуэты сквозь белесый туман. И тут на помощь художнице приходит наивная манера изображения – почти «мультяшная», создающая скорее эмоциональное наполнение образа, чем сам образ. Но все они настолько узнаваемы, что история, в которой Ирина Андреева рассказала о своей жизни в небольшой деревне в Сарапульском районе, становится общей историей всех, кто вырос или хотя бы гостил в деревенском доме у бабушки и дедушки.

Огромные лопухи и крапива у старого забора. Видавший виды велосипед, на котором изъезжены все пыльные тропинки. Соседская коза в маленьком загончике из неровно прибитых реек. Коза выглядывает в просвет между рейками, вздрагивает смешным, торчащим вверх хвостиком, чешет о загородку рога и снова смотрит на улицу, как будто ожидая чего-то. И ты, идя из магазина с буханками хлеба – самого простого пшеничного, кирпичиков с глянцевой рыжей верхней коркой - останавливаешься у забора и, отломив от буханки краюшку, просовываешь ладонь между реек. На мгновение вы смотрите друг другу в глаза – ты и умная соседская коза, а потом она аккуратно берет хлеб из твоих рук и размеренно жует, не отходя от заборчика. На следующий день, проходя мимо ее загона, ты видишь, что она узнала тебя и пытается просунуть нос между дощечек. Ты подходишь, чтобы погладить ей широкую переносицу и лоб, и замечаешь, что ее короткий хвост ходит ходуном – как у собаки, которая радуется гостям.

Деревянный дом с резными наличниками на окнах, с русской печкой, деревянные лавки и старенькие стулья. Железная кровать, на которой одна на другой лежат перины, которые бабушка набивала своими руками – совсем немного куриного пера и много гусиного пуха. Покрывало и наволочки на лежащих горкой подушках - с кружевом, которое бабушка вязала сама. Ситцевые занавески. Отрывной календарь-численник. Фотопортреты на стенах – у окна и над кроватью. На них молодые бабушка и дедушка, серьезные и красивые. А в спальне еще несколько фотографий, помещенных в одну большую раму. Уже взрослые дети, внуки на постановочных детсадовских снимках, семейное застолье - все здесь, под одним стеклом, смешавшееся в одну большую жизнь. Оцинкованный рукомойник, маленькая раковина под ним. Короткий шланг под раковиной не смыкается с канализационной трубой (ее в старом деревенском доме просто нет), а опускается к кривоватому помойному ведру. Рядом с рукомойником на стене прибиты мыльница и крючок для полотенца. «Откуда вы знаете, что в нашем доме было такое ведро под рукомойником?» - ошалело спрашиваю я у Ирины Андреевой, уже не уточняя, что рукомойник, раковина и мыльница были ровно те же самые. «А какое же еще? – удивляется в ответ она. – И в нашем доме было такое же». В точности повторяется и рельефный узор на чугунной дверце под очагом – похоже, такие дверцы украшали все русские печки во всех деревнях России.

Комнатные цветы, нежно-розовый вьюнок у плетня, чистое белье на прищепках, сохнущее во дворе. Куры и цыплята, деловито роющиеся здесь же. На печи, на старой одежде – кошка с котятами. Письмо и старомодные очки на столе. Одно из тех писем, которые так ждут старики в деревне. О том, что у детей в городе все хорошо. Что внуки скучают и обязательно приедут летом. Что нужно только дождаться. Эта выставка – и признание в любви и благодарности им, самым близким.

Героиня выставки – маленькая девочка. Она появляется то тут, то там. Еще толком не проснувшись, со сбившимся на спину крестиком склоняется над умывальником с прохладной водой и трет кулачками глаза, прогоняя сон. Идет из леса с полным бидончиком ягод. Затихает в углу, повернувшись ко всем спиной, чтобы не открылось «страшное преступление»: она забрала у кошки одного из котят и заботливо запеленала в платок. И баюкает теперь его на коленях. А потом сидит вместе с кошкой у большого корыта, куда взрослые выпустили больших карасей, и обе они завороженно наблюдают за плавающими рыбинами.

«Я сделала эти работы, потому что мне важно было дочувствовать то, что я не успела дочувствовать в своем детстве. До конца испытать все те эмоции», - говорит художница. В результате полузабытые ощущения детства возвращаются ко всем посетителям выставки. Они будто опрокидываются на десятилетия назад, в свое давнее деревенское лето. Слышат «внутренним слухом» квохтание кур, мурлыканье старой деревенской кошки с драным ухом, скрип деревянного дома. Все время, пока посетители бродят по выставке, с каждой новой скульптурой извлекая из уголков сердца обрывки воспоминаний, их преследует ощущение, что здесь и пахнет, как в детстве. И только прикоснувшись к теплому боку кошки или козы, потерев привычным жестом между пальцами лист крапивы, понимают: это же запах теплой овечьей шерсти, этого самого войлока, которым укутана, как бабушкиной шалью, вся выставка. Тонкий терпкий аромат чистой шерсти работает как машина времени. Каждая композиция пропитана нежностью и теплом такой силы, что рушатся все слои нарощенной за годы брони из взрослой сдержанности, цинизма, равнодушия. У солидных мужчин и женщин на лицах появляются удивительная мягкость и мечтательность. И, может быть, только сейчас они - успешные в любви, состоявшиеся в профессии - понимают, что именно тогда были наиболее счастливы и беспечны. И становится очевидно: у всех нас есть одно общее, объединяющее вне зависимости от материального благосостояния, званий и возраста, - неосознанная тоска по детству, желание вернуться туда хотя бы ненадолго. Хотя бы на время неспешной прогулки по выставочному залу, где стоят работы, созданные в равной степени руками и сердцем.

Ирина Андреева выросла в Сарапуле, окончила художественно-графический факультет УдГУ, в своем творчестве использовала разнообразные техники, чаще всего работала с текстилем. Но после переезда в Москву около десяти лет назад увлеклась войлоком. Ее обаятельные и беззащитно-нежные войлочные девочки, кошки, интерьерные вещицы сразу были приняты на крупнейшие московские выставки и получили большой зрительский отклик. Многие ее работы покупаются в первые же минуты после открытия салонов, хотя Ирина подчеркивает, что занимается войлоком не ради бизнеса, а потому что это – потребность ее сердца. Ирина Андреева – едва ли не единственный художник, который позволяет посетителям выставок прикасаться к своим работам руками: «Для того чтобы в полной мере погрузиться в мир войлочных вещей, нужно почувствовать его фактуру с приятной шершавинкой, его мягкость и теплоту, ощутить, как радуются пальцы этим прикосновениям».

Фото: newsroom24.ru

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Удмуртской правды или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Жители Удмуртии смогут принять участие в конкурсе «Права человека – 2019»
3 июля
Творческое состязание проводят Уполномоченный по правам человека в Удмуртской Республике и Союз журна...
Память, облачённая в сталь
1 июля
**22 июня, в День памяти и скорби, жители села Кигбаево собрались у обновлённого мемориала землякам, ...
Театр списали на слом, но…
28 июня
Сделан конкретный шаг к строительству Культурного центра имени Короленко...
Священная земля
27 июня
Удмуртия присоединилась к военно-патриотической акции «Горсть памяти»...

Час письма Rss

Любовь Ионова, Борис Решетников, Анна Кузнецова, Любовь Репина, Вероника Санникова, Мария Шелемова, пос. Кизнер
«Наша работа - о людях забота»
Юрий ПОЛУПУДНОВ, г. Самара
Заехал к другу в Акилово
Светлана РОДИОНОВА, г. Сарапул
Не называйте «детьми войны»
Тимиргузяль Гафурова
Праздничный маршрут